Пушкінъ
ПМ
Пушкінъ
Драма Эксперимент Триллер
Вадим Новак
Знаменитый миф о Пушкине, его жене Наталье Гончаровой, царе и Дантесе мы переносим в жанр вестерна. В параллельной реальности Пушкин живет на Диком Востоке, в условной России условного 19-го века.
10
222
95
Оценка: 6.8 / 10
8 Августа 2018
Информация:

Награды:
Пушкінъ
Драма Эксперимент Триллер
Вадим Новак

1. НАТ. ЯРМАРКА - УТРО.
Ярмарка. Общая картина народного гуляния и плебейских развлечений условной России 19-го века. Цыгане, медведи, блины, водка, икра, конфетки-бараночки, самовары, гимназистки румяные… На ярмарке несколько балаганов, где показывают нехитрые шоу - бородатую женщину, факира-шпагоглотателя, говорящую лошадь, Человека-скалу, рвущего цепи и разгрызающего подковы, и т.п. Неподалеку видна небольшая колоколенка. Но показана она между прочим, без акцента, как органичная часть общей картины.
2. НАТ. БАЛАГАН - УТРО.
На грубом деревянном помосте стоит ДИРЕКТОР - упитанный, пышущий энергией и жизнелюбием человек с могучими бакенбардами. В руке у него трость с богатым набалдашником, на голове - слегка помятый цилиндр.
ДИРЕКТОР
А сейчас, господа, перед вами выступит солнце русской поэзии и непревзойденный мастер револьверной стрельбы Александр Сергеич Пушкин! Попросим, господа! Па-а-апросим!
Директор хлопает, призывая публику присоединиться. Публика радостно хлопает и свистит. А также ест бублики и лузгает семечки. Работают карманники. В толпе выделяется стайка гимназисток. У самой сочной ГИМНАЗИСТКИ в руках букет полевых цветов. Она жадными глазами смотрит на сцену - ждет Пушкина. Ее грудь вздымается, раздувается ноздри. Она - поклонница! Из-за ширмы на помост быстрой летящей походкой взлетает ПУШКИН. На нем парадный ансамбль: фрак, цилиндр, лаковые туфли, дорогие кружева. Под фраком на широких ремнях висят две кобуры с блестящими револьверами. Пушкин галантно кланяется. Публика свистит и хлопает громче. Раздаются выкрики "Давай, рассказывай!", "Ты гля, какой красавЕц!", "Ну-ка поглядим, чтой это за Пушкин такой!", "А ну давай, покажь народу поэзию!", "Ах, какой кавалерственный мужчина!". Директор жестами просит толпу успокоиться - шум слегка утихает.
ДИРЕКТОР
(показывает на Пушкина)
Первый нумер нашего представления - мгновенные рифмы! Вы можете назвать любое слово... Абсолютно наилюбейшее-с!.. И господин Пушкин тут же... Без всякого промедления назовет вам рифму! Итак, господа... Кто начнет-с?
Красивая Гимназистка набирается смелости и громко кричит.
ГИМНАЗИСТКА
Любовь!
Пушкин называет рифмы, щелкая пальцами и делая лицо демонического ловеласа.
ПУШКИН
Морковь! Кровь! Бровь! Ну и, наконец, свекровь!
Плебс от такой резвости поэта открывает рот. Гимназистка радостно хлопает в ладоши.
ГИМНАЗИСТКА
Браво! Браво, господин Пушкин!
(оборачивается к другим зрителям)
Ну браво же, господа!
Зрители хлопают и кричат возгласы одобрения.
3. НАТ. КОЛОКОЛЬНЯ - УТРО.
Маленькая площадка на верхушке колокольни. Площадка огорожена шаткими перилами, сверху висит небольшой колокол, от которого вниз тянется веревка. На дощатом полу сидят ГЕККЕРН и ДАНТЕС. Дантес наблюдает за балаганом и Пушкиным в оптический прицел, как в подзорную трубу. Геккерн расстелил большую салфетку и сервирует завтрак: достает из черного саквояжа еду, нарезает хлеб, сыр, огурчики, намазывает масло и икорку. Тут же на маленькой горелке заваривается кофе в металлическом кофейнике. Рядом стоит что-то типа большой металлической треноги. Геккерн и Дантес говорят по-французски.
ГЕККЕРН
(подкалывает Дантеса)
Ну как? Не виден Париж?
Дантес отрывается от окуляра.
ДАНТЕС
Ты как хочешь, Луи, а я после этого дела уезжаю во Францию!
ГЕККЕРН
Ну и чем ты там займешься?
ДАНТЕС
Да тем же, чем и здесь!
ГЕККЕРН
Жорж, тебя сразу поймают. А потом отвезут на Гревскую площадь, засунут в гильотину и отрежут голову. Как курице! А толпа будет смеяться над тобой и плевать на твой обезглавленный труп. Я не переживу такого горя. Ты же не хочешь меня расстроить, Жорж?
ДАНТЕС
Брось свои шутки, Луи! Я серьезно! Я устал жить в этой дикой варварской стране!
ГЕККЕРН
Дикая и варварская страна - это где на площадях рубят головы на потеху толпе. А здесь смотри, как все прекрасно! Люди пришли прикоснуться к искусству. Послушать поэта Пушкина. Мне, кстати, тоже очень нравятся его стихи...
(цитирует)
Мороз и солнце - день чудесный...
(щекочет Дантеса)
Еще ты дремлешь, друг прелестный...
Дантес отмахивается.
ДАНТЕС
(раздраженно)
Прекрати, Луи!
ГЕККЕРН
(показывает бутерброд)
И потом... Белужья икра... Превосходная белужья икра! Двенадцать копеек - фунт! Ты видел где-нибудь в Париже белужью икру по двенадцать копеек?.. Масло! Фунт - четыре копейки! Хлеб - вообще почти даром!
Вскипает кофе. Геккерн снимает кофейник с горелки. Снимает крышку - нюхает.
ГЕККЕРН
Только вот кофе - дерьмо! Тебе с сахаром?
ДАНТЕС
Да. С сахаром и сливками.
Геккерн кладет в кофе сахар и сливки. А Дантес крепит прицел к мегавинтовке.
4. НАТ. БАЛАГАН - УТРО.
На помосте Пушкин. Он сочиняет эпиграммы на обывателей. Толстый и румяный мужик тычет пальцем в своего соседа - ЩУПЛОГО господина с обезьяньим лицом в бедной, потертой одежде.
ТОЛСТЫЙ
А теперя давай про Акашку!
ЩУПЛЫЙ
(пафосно)
Кому Акашка, а кому Акакий Акакиевич!
Пушкин кашляет в кулак и собирается с мыслями. Толпа выжидательно замолкает.
ПУШКИН
Ну что сказать вам про Акакия... / Имеет лик, как у макакия.
Толпа ржет. Кричит "Макакий", "Вот уел, так уел!", "У них вся семья - чистые макакии!" и тычет пальцем в Щуплого. Щуплый протестует.
ЩУПЛЫЙ
(плюет на землю)
Тьфу! За свои пять копеек еще и макакием обозвали!
(Пушкину)
Шоб ты сдох! Поэт вонючий!
Протесты Щуплого тонут в хохоте. Он уходит, протискиваясь сквозь толпу. Пушкин уходит за ширму, чтобы выпить глоток воды. Наливает из графина в изящный бокал, пьет. Здесь же Директор.
ДИРЕКТОР
Александр Сергеич! Дорогой! Что ж это Вы делаете? То у Вас Афанасий - папуасий! Теперь Акакий - макакий! Разве в русском языке есть слово "макакий"?
ПУШКИН
(с праведным гневом)
Милостивый государь! Вы что? Вздумали Пушкина рифмам учить? Объявляйте стрельбу!
5. НАТ. КОЛОКОЛЬНЯ - УТРО.
Геккерн доедает бутерброд. Дантес допивает кофе. Геккерн отряхивает с бороды крошки и собирает столовые приборы в саквояж.
ГЕККЕРН
Ну вот, подкрепились... Теперь можно и поработать... Приступим?
Дантес берет винтовку и смотрит через прицел на Пушкина.
ГЕККЕРН
Жорж, чего ты ждешь?
ДАНТЕС
Я хочу дать господину Пушкину закончить его номер. Все-таки это последнее выступление великого поэта.
Дантес снова приникает к окуляру.
6. НАТ. БАЛАГАН - УТРО.
Директор стоит на помосте перед публикой и показывает игральную карту - туза бубен. Рядом стоит Пушкин.
ДИРЕКТОР
Какая у меня карта, господа?
Из толпы раздаются возгласы: "Туз", "Туз бубен", "Бубновый туз".
ДИРЕКТОР
Правильно. А теперь чудеса непревзойденной меткости!
Директор ловко бросает карту вверх. Она взмывает в голубое небо. Пушкин выхватывает револьвер и по-ковбойски стреляет три раза в карту. "Подбитая" карта, как осенний лист, падает в руки Гимназистки.
ГИМНАЗИСТКА
(радостно)
Поймала! Поймала!
ДИРЕКТОР
А теперь какая карта? Ну-ка, барышня, посмотрите!
Гимназистка рассматривает карту на свет: в ней три дырки в линию.
ГИМНАЗИСТКА
(еще более радостно)
А теперь тройка!
Гимназистка поднимает карту повыше, чтобы все ее хорошо рассмотрели.
7. НАТ. КОЛОКОЛЬНЯ - УТРО.
Дантес устанавливает винтовку на треногу, прикручивает какой-то винт.
ДАНТЕС
Ты знаешь, Луи, мне даже немного жалко его убивать. Гениальный поэт, прекрасный стрелок...
ГЕККЕРН
(перебивает)
И совершенно безумный картежник! Если порядочный человек проигрывает в карты, он либо расплачивается, либо пускает пулю себе в лоб. А Пушкин не сделал ни того, ни другого. Так что все справедливо. В конце концов, это наша работа, Жорж! Нам платят, мы ее выполняем.
8. НАТ. БАЛАГАН - УТРО.
Выступление Пушкина заканчивается. Остался смертельный номер в стиле Вильгельма Телля.
ДИРЕКТОР
(обращается к толпе)
А сейчас господин Пушкин повторит подвиг знаменитого Вильгельма Телля!
Директор показывает яблоко.
ДИРЕКТОР
Он попадет в яблоко, которое будет лежать на голове у смельчака. Есть среди публики смельчаки?
Народ затихает в нерешительности.
ДИРЕКТОР
Ну чего вы испугались, господа? Вы же видели, как Александр Сергеич в летящую карту три раза попал? А яблоко будет лежать совершенно неподвижно!
Директор снимает цилиндр и кладет себе на голову яблоко. Выкрики из публики: "Вот себе на голову и ложь!", "Умник нашелся!". Внимание на себя обращает ПОДСТАВНОЙ - бойкий мужик с наглыми глазами.
ПОДСТАВНОЙ
(громко кричит)
Задарма рисковать дураков нетути!
Директор достает из кармана толстую пачку ассигнаций и показывает ее публике.
ДИРЕКТОР
А ежели не задарма? Ежели за пятьсот рублей!
Подставной думает пару секунд. Затем бьет шапкой оземь.
ПОДСТАВНОЙ
Эх-ма! Пой кукушка соловьями! За пятьсот целковых могем и рискнуть!
Подставной пробирается к сцене. Но его опережает Гимназистка. Она запрыгивает на помост и подскакивает к Пушкину.
ГИМНАЗИСТКА
Господин Пушкин! Господин Пушкин! Я согласна!
Подставной в нерешительности останавливается. Директор тоже в растерянности. Он берет Пушкина за локоть и отводит на несколько шагов от Гимназистки.
ДИРЕКТОР
(сквозь зубы)
Александр Сергеич! Гоните ее со сцены, вызывайте подставного.
ПУШКИН
Да не переживайте Вы! Я не промахнусь!
ДИРЕКТОР
Да при чем тут "промахнусь - не промахнусь"?! У меня денег в пачке всего десять рублей.
(показывает "куклу")
Остальное - нарезанная газета.
Пушкин подходит к Гимназистке.
ПУШКИН
Сударыня! Если по совести, так ведь этот господин первым вызвался. Так что великодушно попрошу Вас сойти со сцены.
ГИМНАЗИСТКА
А вот никуда я не пойду, Александр Сергеевич! Можете хоть силком тащить, а не пойду!
ПУШКИН
(на ухо Гимназистке)
Да поймите Вы, голубушка! Нет у нас пятисот рублей. Это же трюк... Для публики.
(кивает на Подставного)
А господин этот - подставной. Он с нами работает.
ГИМНАЗИСТКА
(шепотом)
А мне Ваши деньги и не нужны! А вот когда я завтра в гимназии расскажу, что с самим Пушкиным выступала, так они все там лопнут от зависти!
9. ИНТ. КОЛОКОЛЬНЯ - УТРО.
В закутке на лавке спит толстый и неопрятный церковный СЛУЖКА. Его грубо будит ПОП.
ПОП
Хватит морду мять, адский сатана!
(крестится, сам себе)
Прости, Господи!
Поп пинает Служку.
ПОП
Вставай! Звонить пора!
Служка вскакивает с полоумными глазами и взлохмаченными волосами.
СЛУЖКА
(спросонья)
А?
ПОП
Звонить, говорю, пора! Антихрист!
10. НАТ. КОЛОКОЛЬНЯ - УТРО.
Геккерн долго прикуривает сигару от длинной спички и смакует дым. Дантес заряжает патрон и прижимает приклад к плечу.
11. НАТ. БАЛАГАН - УТРО.
Гимназистка стоит на одном краю сцены с яблоком на голове. Пушкин - на другом. Гимназистка улыбается Пушкину. Он целится в яблоко. Толпа замерла. Даже карманники застыли.
12. НАТ. КОЛОКОЛЬНЯ - УТРО.
Дантес приник к окуляру. В прицеле Пушкин на одной линии с Гимназисткой - ее голова чуть выше головы Пушкина. Перекрестье прицела на затылке Пушкина. Дантес начинает плавно нажимать на курок.
13. ИНТ. КОЛОКОЛЬНЯ - УТРО.
Служка дергает за веревку.
14. НАТ. КОЛОКОЛЬНЯ - УТРО.
Прямо над ухом Дантеса звонит колокол. Дантес вздрагивает и стреляет.
15. НАТ. БАЛАГАН - УТРО.
Пушкин тоже стреляет. Пуля Пушкина попадает в яблоко, одновременно - пуля Дантеса в лоб Гимназистки. Гимназистка падает. Яблоко катится со сцены в толпу. Все открывают рты. Пушкин в недоумении. Раздается истошный женский вопль "Убили!" Народ думает, что Гимназистку убил Пушкин. Кое-кто достает оружие. Раздаются крики из толпы: "Ах ты душегуб!", "Хватайте его, люди добрые!", "Вот дуреха!", "Убивец!", "Держи лиходея!" Публика вопит и лезет на сцену, чтоб устроить самосуд.
16. НАТ. КОЛОКОЛЬНЯ - УТРО.
Под колокольный звон Дантес суетливо перезаряжает винтовку и начинает торопливо стрелять в Пушкина.
17. НАТ. БАЛАГАН - УТРО.
Но мишень заслоняют зрители, рвущиеся на сцену. Пули Дантеса попадают в них. Толпа думает, что стреляет Пушкин - у него в руке револьвер. Раздаются крики "Ах ты гад!", "Да что ж ты творишь, паскуда?!", "Стреляй в него!", "Ах ты поэт сучий!" Убитые и раненные падают, женщины визжат. Пушкин понимает, что доказывать что-то бесполезно, да и надо уходить с линии огня. Он разбегается и прыгает с помоста через головы людей на относительно пустое место внизу.
18. НАТ. КОЛОКОЛЬНЯ - УТРО.
Дантес не видит Пушкина в прицел. Он оставляет винтовку и с остервенением обрывает колокольную веревку.
ДАНТЕС
Черт бы побрал этот колокол! Я ненавижу эту страну!
19. НАТ. ЯРМАРКА- УТРО
Пушкин выскакивает на ярмарочную улицу. За ним гонится толпа. Дорогу поэту перекрывают два крепких мужика. Они растопыривают руки, стараясь схватить Пушкина. Пушкин резко приседает и делает подсечку одному Мужику - тот падает. Бьет кулаком второго в челюсть - тот падает на первого. Пушкин по-индейски лихо вскакивает на своего коня и во весь опор скачет из городка. От него шарахаются обыватели.
20. НАТ. КОЛОКОЛЬНЯ - УТРО.
Дантес следит с колокольни за происходящим. Он видит скачущего Пушкина - тот уже очень далеко. Дантес подкручивает прицел, планки для коррекции не хватает, Дантес делает поправку на излет пули, тщательно целится… Стреляет.
21. НАТ. ДОРОГА - УТРО.
Пуля царапает Пушкину ухо. Пушкин останавливается и трогает ухо - кровь. Разворачивает коня и делает жест "хер тебе!" невидимому врагу.
ТИТРЫ.
22. НАТ. ОКРАИНА СПБ - ДЕНЬ.
Подразумевается, что прошло много времени. Например, сменилось время года: в прологе была весна, а сейчас - осень. Полосатая будка и шлагбаум у разбитой дороги. Рядом покосившийся столб с выцветшей надписью "Санкт-Петербургъ". В будке похрапывает СОЛДАТ, обняв винтовку. Мимо будки верхом проезжает Пушкин. На нем запыленная и потрепанная одежда, помятый треснувший цилиндр, на боках револьверы в кобуре, на груди, под крылаткой - патронташные ленты. Видно, что он проделал долгий путь. Пушкин смотрит с усталой ухмылкой на вывеску и будку с солдатом и въезжает в город.
23. НАТ. УЛИЦА - ДЕНЬ.
На центральной улице СПб сидит на деревянной каталке безногий КАЛЕКА в грязном тряпье. В обносках угадывается военная форма. Калека играет на шарманке и поет хриплым басом, выпрашивая милостыню.
КАЛЕКА
(поет под шарманку)
В полку я Преображенском / Кавалергардом служил удалым / Одну ногу потерял под Смоленском / Вторую - под Бородиным!
Взгляд Калеки поднимается вверх - на проезжающего мимо Пушкина. Калека продолжает крутить шарманку и петь с особым вдохновением, рассчитывая получить копейку от Пушкина. Пушкин останавливает коня.
КАЛЕКА
Маманя меня не дождАлась, / Помёрла в рязанской глуши. / Подайте мне малую малость / На пропой солдатской души!..
Пушкин достает из кармана потрепанный бумажник и открывает его - в бумажнике один серебряный рубль. Пушкин бросает рубль в шапку Калеки. Калека быстро достает рубль из шапки и пробует на зуб. Улыбается щербатым ртом и кланяется Пушкину.
КАЛЕКА
(Пушкину)
Храни Господь!
Калека прячет рубль за пазухой и продолжает петь. Пушкин едет дальше, за его спиной звучит шарманка.
КАЛЕКА
Отец нам фельдмаршал Кутузов, / А мать нам - родная земля. / И били мы ентих хранцузов! / И делали им "вуаля!"
Пушкин едет по главной улице в классическом вестерновском стиле, глядя на городишко и его жителей из-под низко надвинутого цилиндра и полуприкрытых век. На него смотрят местные жители: парикмахер из окна, проститутки с балкона, просто прохожие и проезжие, цыгане и татары. Пробегают дети.
24. НАТ. УЛИЦА - ДЕНЬ.
На углу возле афишной тумбы стоят два поэта: ШТАКЕЛЬБЕКЕР - длинный, нескладный, в пенсне и с лошадиными зубами, и БАТЮШКИН - невысокий, толстый, красномордый. На тумбе среди прочих объявлений (парикмахерская, портной, гробы, кабак- кабаре и пр.) висит афиша поэтического конкурса с огромным призовым фондом - 100 тысяч рублей. Поэты спорят о поэзии, возле них отирается юродивый КОЛЯ.
ШТАКЕЛЬБЕКЕР
(мягко, доверительно)
Милостивый государь! Иван Карлович! Ну какие хореи? Побойтесь Бога! Девятнадцатый век же на дворе! Все прогрессивные люди уже давным-давно на ямбы перешли!
БАТЮШКИН
(запальчиво)
Да в гробу я видал ваши ямбы! Вашими ямбами вон... Мужичье мохнорылое частушки похабные сочиняет! Да куплетики богомерзкие по кабакам поют! Вашими ямбами! Настоящий пиит обязан токмо хореями писать! Иль не писать вовсе!
КОЛЯ
(дразнит)
Пиши, не пиши - получишь шиши! Гы-гы-гы!
Коля ржет, роняя слюни, и крутит поэтам дули. Поэты отворачиваются и переходят на полушепот. Им неприятно, что их интеллектуальную беседу подслушивает сумасшедший.
ШТАКЕЛЬБЕКЕР
Драгоценнейший Иван Карлович! Да Вы ведь и сами прекрасно понимаете, что ямбы в тысячу раз лучше хореев. Только признавать этого почему-то не желаете.
БАТЮШКИН
(запальчиво)
Да-с! Не желаю-с! И не признаю никогда-с ваших ямбов плебейских!
Из-за угла выходит БЕНКЕНДОРФ с двумя солдатами. Он слышит последние фразы Батюшкина и Штакельбекера.
БЕНКЕНДОРФ
Эт-та еще что за Вавилонское столпотворение?! Указа что ль не читали?! Больше трех не собираться?! Устроили тут жакобинский клуб! А ну быстро разошлись, а то я вам...
(глумится)
...хореи поотрываю и в ямбы позапихиваю! Хе-хе...
ШТАКЕЛЬБЕКЕР
(Бенкендорфу)
Ваше превосходительство! Да нас же тут в аккурат ровно двое!
(показывает на Колю)
А этот господин отнюдь не с нами!
БАТЮШКИН
Прилип, понимаете ли, как банный лист к нагому заду!
Батюшкин хватает Колю за шиворот и дает ему увесистого пинка.
БАТЮШКИН
А ну, пшел вон отсюда! Скотина!
Коля отлетает на пару метров, потирает ушибленную задницу.
КОЛЯ
Скот не тот, кто сир да убог, а кого ума лишил Бог!
Коля показывает язык и на всякий случай убегает за угол. Бенкендорф смеется, солдаты улыбаются, поэты тоже подхихикивают, демонстрируя лояльность Бенкендорфу.
25. НАТ. УЛИЦА - ДЕНЬ.
Коля вприпрыжку бежит по улице. Раздает звон стекла - из окна вместе со стеклами и рамой вылетает старик ДЕРЖАВИН и падает в грязь. Коля пугается и прячется за какое-то укрытие (бочка, повозка и т.п.). Через оконный проем вслед за Державиным на улицу выскакивают братья Кизляевы: ПАРАМОН и АНТОН. Из двери выходит КАЛИСТРАТ. В руках у братьев кнуты. Они не спеша окружают Державина. Над дверью видна вывеска "Державінъ. Гробы і кресты".
КАЛИСТРАТ
Ну до чего ж народишко жадный-то пошел и тупой!
(Державину)
Тебе же человеческим языком сказали: добровольное пожертвование на подъем российской поэзии.
А ты мне что суешь?
(показывает деньги в кулаке)
Рупь с полтиной?! Ну и как нам с твои рублем за Европами-то угнаться?! А?!
Державин поднимается на колени и умоляет Кизляевых.
ДЕРЖАВИН
Господа! Вот вам истинный крест!
(крестится)
Христом Богом клянусь! Нет больше ни копейки! Последнее отдал!
Державин снимает с себя крест и целует его. Подползает на коленях к Парамону и протягивает ему крест.
ДЕРЖАВИН
Крест вот возьмите! Серебряный! Только не губите!
Парамон вырывает крест из рук Державина, смотрит на него.
ПАРАМОН
Да твоему кресту красная цена - алтын с копейкой.
Парамон прячет крест в карман, отпихивает Державина ногой в центр круга и ржет. Державин понимает, что сейчас его будут избивать, он дрожит и плачет.
ДЕРЖАВИН
(причитает дрожащим голосом)
Ребятушки, не убивайте! Не убивайте, ребятушки! Не берите грех на душу! Ребятушки! Родненькие!
АНТОН
(скалится)
Да не больно-то и велик грех! Ты и так уже чужой век живешь, хрыч старый!
Антон размахивается и бьет кнутом Державина. Державин охает и съеживается. Обыватели боятся вмешиваться: уходят от греха подальше и закрывают ставни. Из-за угла выходит Бенкендорф с солдатами и видит экзекуцию. Смотрит несколько секунд на избиение Державина, поворачивается к солдатам.
БЕНКЕНДОРФ
Кру-у-угом!
Солдаты делают налево-кругом.
БЕНКЕНДОРФ
Ша-го-о-о-ом арш!
Солдаты строевым шагом уходят за угол. Бенкендорф за ними.
26. ИНТ. КОМНАТА ГОНЧАРОВОЙ - ДЕНЬ.
На избиение Державина через окно смотрит СУДЬЯ. Через стекло ударов и стонов Державина почти не слышно. Судья в комнате ГОНЧАРОВОЙ, на втором этаже, в "нумерах". Судья ухмыляется: город "в надежных руках, все под контролем". Полуголая растрепанная Гончарова сидит возле трюмо, делает макияж. Рядом измятая кровать - видно, что тут резвились по полной.
ГОНЧАРОВА
(глядя на себя в зеркало)
Что ты там увидел, Николаша?.. Там у нас какие-то чудеса за окном творятся?
СУДЬЯ
Никаких чудес, мон шер. Все тихо. Все спокойно. Как говорится, тишь да гладь, Божья благодать!
ГОНЧАРОВА
От твоей благодати повеситься впору! Господи, какая же тут тоска! Каждый день одно и то же!
(поворачивается к Судье)
Николаша!
Судья отворачивается от окна.
СУДЬЯ
Что?
ГОНЧАРОВА
(капризно)
Николаш... Я хочу в Париж!
СУДЬЯ
Ха! В Париж... А куда еще ты хочешь?
(с нажимом)
Мон шер?
ГОНЧАРОВА
А еще в Вену, Рим и Венецию! Господи, да куда угодно, чтоб только подальше от нашей дыры!
СУДЬЯ
(с некоторой обидой)
Мы - не дыра! Сударыня! Мы - культурная столица России!
(примирительно)
Я, если хочешь знать, только ради тебя этот конкурс организовал! Чтоб моему ангелу было не скучно!
ГОНЧАРОВА
Ага! А то я не знаю, для чего ты все организовал! Чтоб вытрясти деньги из этих баранов! А твой фигляр Жуковский стал...
(кривляется)
...королем поэтов. А потом ты ему сунешь в зубы тысчонки две, а весь банк - себе в карман! Да? Иль я не права?
Судья злится, гоняет желваки, жует губы, но пытается обратить разговор в шутку.
СУДЬЯ
Мон шер, ну а зачем поэту деньги? Поэт с деньгами сразу превратится в сытую самодовольную скотину... Какая уж тут поэзия?.. Не-е-ет, мон шер, поэт должен быть бедным и голодным.
Судья замечает что-то новое за окном и смотрит на улицу.
27. НАТ. УЛИЦА - ДЕНЬ.
Пушкин сидит на коне. Кизляевы с угрозой на него смотрят. Их руки возле револьверов. Про Державина Кизляевы временно забыли, он тихонько отползает в сторону.
КАЛИСТРАТ
(сладким голосом, с издевкой)
А не то, что будет, Ваше благородие?..
ПУШКИН
А не то я вам, сучьи дети, шкурки попорчу!
Кизляевы выхватывают револьверы, но Пушкин успевает молниеносно выхватить свой и выстрелами выбить оружие из рук противников. Кизляевы трясут ушибленными руками и потирают их.
АНТОН
(сквозь зубы)
Ах ты, шустрый сатана!
Антон медленно, почти незаметно, замахивается кнутом. Пушкин отстреливает кнут Антона. Калистрат и Парамон не успевают даже замахнуться, Пушкин отстреливает кнуты и им.
28. ИНТ. КОМНАТА ГОНЧАРОВОЙ - ДЕНЬ.
За "избиением младенцев" из окна наблюдает теперь не только Судья, но и Гончарова - она с интересом и восхищением смотрит на Пушкина.
ГОНЧАРОВА
Ух ты! Ты посмотри, каков донкихот!
СУДЬЯ
Закончит он весьма печально. Как все донкихоты.
29. НАТ. УЛИЦА - ДЕНЬ.
Кизляевы обезоружены, но не отступают. За ними следят из разных щелей обыватели. Если Кизлявы отступят - не бывать им больше грозой СПб. Наступил момент истины. Парамон бросает огрызок кнута в сторону.
ПАРАМОН
(Пушкину)
Стрелять ты, конечно, мастак. А давай по-мужски разберемся - на кулачках! Или кишка тонка? Гы-гы!
ПУШКИН
Много чести - руки об тебя марать, мерзавец!
Пушкин разворачивает коня задом к Парамону.
ПАРАМОН
А-а-а, испужался! Портки намочил! Гы-гы-гы!
Пушкин штрыкает шпорами коню в пах. Конь взбрыкивает задними ногами и бьет Парамона копытами в лоб. Парамон улетает под окна гробовой мастерской. Пушкин разворачивает коня. Калистрат и Антон в шоке, открыв рот, они смотрят то на Пушкина, то на Парамона.
ПУШКИН
Еще кто-то хочет на кулачках?
Кизляевы отступают, хватают вырубленного Парамона подмышки и волокут с поля боя.
АНТОН
(грозит Пушкину)
Погодь, падла! Погодь! Встренемся еще! На карачках будешь пощады просить! Да поздно будет!
30. ИНТ. КОМНАТА ГОНЧАРОВОЙ - ДЕНЬ.
Гончарова в восторге. Она хлопает в ладоши.
ГОНЧАРОВА
Какая прелесть! Какая красота! Наконец-то нашелся человек, который не побоялся твоих псов. Видал? Как красиво он их отделал?!
СУДЬЯ
(с нескрываемой злобой)
Да! Впечатлил. Настоящий герой нашего времени. Жаль только жить ему осталось недолго.
31. НАТ. УЛИЦА - ДЕНЬ.
Пушкин замечает в окне Гончарову и Судью. Снимает цилиндр и шутливо кланяется.
32. ИНТ. КОМНАТА ГОНЧАРОВОЙ/БАЛКОН - ДЕНЬ.
Гончарова узнает Пушкина.
ГОНЧАРОВА
Господи! Не может быть! Это же Пушкин! Николаша! Это Пушкин!
Гончарова хватает из вазы охапку цветов, выбегает на балкон.
ГОНЧАРОВА
Браво, Пушкин!
Гончарова бросает Пушкину цветы.
33. НАТ. УЛИЦА - ДЕНЬ.
Пушкин ловит один цветок, нюхает его, улыбается и декламирует стихи.
ПУШКИН
Какое чудное мгновенье, / Передо мной явилась ты, / Как мимолетное виденье, / Как гений чистой красоты.
34. ИНТ. КОМНАТА ГОНЧАРОВОЙ - ДЕНЬ.
Судья выскакивает на балкон, хватает Гончарову за руку и затаскивает в комнату.
СУДЬЯ
(сквозь зубы, злобно)
Ты ведешь себя непристойно!
35. НАТ. УЛИЦА - ДЕНЬ.
Пушкин слышит стон Державина, спрыгивает с коня и помогает старику подняться.
36. ИНТ. КОМНАТА ГОНЧАРОВОЙ - ДЕНЬ.
Судья держит Гончарову за руки и сопит. Гончарова вырывается.
ГОНЧАРОВА
Да пусти ты меня! Сатрап!
Гончарова вырывает руку и плюхается на кровать.
ГОНЧАРОВА
Ты что ли ревнуешь, Николаша? Может, еще головорезов своих Кизляевых ко мне приставишь? Евнухами. Ты им только мудя поотрезай на всякий случай. От греха! Ха-ха-ха!
СУДЬЯ
Замолчи!
Гончарова молчать не собирается, а напротив - демонстрирует стервозность.
ГОНЧАРОВА
А как ты думаешь, Николаша, зачем Пушкин к нам пожаловал? А? Не знаешь? А я знаю. Пушкин твой поэтический конкурс одним мизинцем выиграет! Твой зануда Жуковский теперь приз ни за что не возьмет. Ты это понимаешь, Николаша? Все, плакали твои денежки! Ха-ха-ха!
Гончарова смеется на Судьей. Судья бьет Гончарову по физиономии так, что она падает на кровать.
СУДЬЯ
(бьет)
Заткнись, дрянь!
Судья уходит, хлопнув дверью. Гончарова поднимается, трогает разбитую губу и злобно смотрит вслед ушедшему Судье.
37. ИНТ. ГРОБОВАЯ МАСТЕРСКАЯ - ДЕНЬ.
У стены стоит парочка готовых гробов и парочка крестов. В углу сложены доски, посередине комнаты - верстак. На верстаке - столярный инструмент. Окно высажено. Пол засыпан стружкой. В другом углу стоит гроб без крышки - в нем постель: подушка, тюфяк и одеяло. Пушкин помогает идти Державину, перекинув его руку через плечо.
ДЕРЖАВИН
(показывает на гроб в углу)
Ты меня здесь уложи. Мне полежать надо.
Пушкин помогает Державину лечь в гроб.
ДЕРЖАВИН
Спасибо тебе, сынок! Благослови тебя Господь.
Пушкин укрывает Державина одеялом.
ДЕРЖАВИН
Звать-то тебя как?
ПУШКИН
Александр. Александр Пушкин.
ДЕРЖАВИН
Как же... Помню... Батюшку Вашего... И матушку. Сам помогал хоронить. Хорошие были люди, царствие им небесное.
38. НАТ. САД - ВЕЧЕР.
Запущенный сад возле обветшалого дома. Пушкин стоит на коленях возле двух могильных холмиков. На них кресты с надписями "С. Л. Пушкин" и "Н. О. Пушкина". Крест отца покосился, а могила матери еще свежая, на ней - свежеструганный крест и увядшие цветы. Пушкин сгребает цветы с могильного холмика. Ложится на холмик, обнимает могилу руками, прижимается грудью к земле.
ПУШКИН
Прости меня, мама. Прости, пожалуйста.
По щеке Пушкина катится слеза. Раздается хруст. Пушкин мгновенно перекатывается на спину и выхватывает револьверы. Пред ним стоит юродивый Коля. Пушкин на мгновение замирает, а потом садится и прячет револьверы в кобуру. Смахивает слезу.
ПУШКИН
Я ж тебя, дурака, чуть не убил!
Коля возбужденно подпрыгивает и читает свой идиотский "рэп". Время от времени наклоняясь к самому уху Пушкина.
КОЛЯ
Меня, дурака, не убил! Меня, дурака, не убил! Не убил! Не убил! А тебя, умного, убить хотят! А ты им заплати - они и погодят. Гы-гы!
Пушкин смотрит на юродивого немного удивленно - тот как будто знает, что случилось с Пушкиным.
ПУШКИН
(больше самому себе)
Были б деньги - заплатил бы.
Пушкин поднимается с могилы и поправляет холмик, по которому катался.
КОЛЯ
Были б деньги! Будут деньги! Будут деньги! Были б деньги!
Пушкин понимает, что в дальнейшем диалоге нет смысла, встает, отряхивает одежду и идет к дому. Коля кричит вслед.
КОЛЯ
Там нет денег, там нет денег, там нет денег! Ничего там нет, а голый шиш! Ждал наследства, ждал наследства, ждал наследства! А в наследство - дохлый мыш!
39. ИНТ. ДОМ ПУШКИНА - ВЕЧЕР.
Пушкин входит в свой дом. Все запущено. Висит паутина, штукатурка местами обвалилась, на всем толстый слой пыли. Пушкин оглядывает холл. Подходит к большому зеркалу. Вытирает рукой с него пыль. Открывается чистая полоска - Пушкин смотрит на свое отражение. Видит себя в детстве, мальчика лет 10-ти. Мальчик нарядно одет, за спиной у него красивый, богатый интерьер. Звучит голос матери. Она разговаривает с сыном по-французски.
МАТЬ
(за кадром)
Александр! Куда ты делся, маленький проказник? Месье Жан мне жалуется на тебя. Он сказал, что ты убегаешь от него и прячешься. Если ты не будешь прилежно учиться, мне придется тебя наказать.
Вдруг голос матери меняется: он становится более грубым и старым и переходит с французского на русский.
АРИНА РОДИОНОВНА
(за кадром)
Если ты сейчас же отсюда не уберешься, я тебе башку отстрелю!
Пушкин встряхивает головой и снова видит себя сегодняшнего в зеркале. За спиной его отражения какое-то движение. Пушкин приседает и прыгает в сторону. Звучит выстрел - заряд картечи разносит зеркало вдребезги. Пушкин откатывается за старый диван и выхватывает револьверы.
Второй заряд попадает в диван, осыпая Пушкина пылью и старой набивкой. Пушкин сидит за диваном. В руках револьверы, он концентрируется, готовясь, к контратаке. Пушкин слышит кряхтенье, сопенье и ругань Арины Родионовны.
АРИНА РОДИОНОВНА
Да чтоб тебя! Чтож ты, зараза такая, не лезешь?!
Пушкин осторожно выглядывает из-за дивана и видит свою старую няню - Арину Родионовну. Она, чертыхаясь, пытается перезарядить обрез, сделанный из двустволки. Патрон не лезет в ствол и падает на пол. Арина Родионовна, кряхтя, наклоняется и шарит по полу.
АРИНА РОДИОНОВНА
От ты Боже ж мой! Ну куда ж ты запропастился-то, а?..
Пушкин узнает свою няню Арину Родионовну.
ПУШКИН
Няня? Ты ли это?
Няня выпрямляется и подозрительно смотрит на Пушкина. Пушкин выходит из-за укрытия.
ПУШКИН
Нянечка, это же я - Саша!
АРИНА РОДИОНОВНА
Саша?
Арина Родионовна узнает Пушкина, роняет обрез и бежит навстречу поэту.
АРИНА РОДИОНОВНА
Саша! Сашенька!
Арина Родионовна бросается на грудь Пушкина, обнимает его. Пушкин обнимает Арину Родионовну, с трудом сдерживая слезы. Няня плачет от радости.
ПУШКИН
Няня... Милая няня...
АРИНА РОДИОНОВНА
Сашенька, где ж ты пропадал? Что ж тебя так долго не было, Сашенька?
ПУШКИН
Прости, няня, прости...
Пушкин смотрит на свое "поломанное" отражение в разбитом зеркале. Няня отпускает Пушкина, отходит на шаг и рассматривает его.
АРИНА РОДИОНОВНА
Сашенька... Ты стал совсем взрослый...
Арина Родионовна перехватывает взгляд Пушкина и тоже смотрит на разбитое зеркало.
АРИНА РОДИОНОВНА
Господи! А я, дура старая, чуть тебя не убила! И зеркало еще расколошматила! Ой, нехорошо! Ой, примета плохая!
Арина Родионовна от досады прикусыват губу.
ПУШКИН
А давай плюнем три раза через левое плечо. Помнишь? Как ты меня в детстве учила?
АРИНА РОДИОНОВНА
И то верно.
Пушкин и Арина Родионовна молодецки трижды плюют через левое плечо.
40. ИНТ. ДОМ ПУШКИНА - ВЕЧЕР.
Пушкин и Арина Родионовна на кухне. Уже поздний вечер, на столе горит подсвечник. Няня сидит напротив Пушкина и смотрит, как тот ест. Пушкин ест аристократически - с помощью вилки и ножа, хотя пища убогая: вареная картошка, черный хлеб, огурцы, лук. Также на столе: остатки былой роскоши - тарелки из дорогого сервиза и закопченый чугунок с картошкой.
ПУШКИН
В общем, проигрался я помещику Троекурову в пух и прах. Шестьдесят тысяч за одну ночь спустил. А денег-то нет - в долг играл. И наутро остается мне, или пулю в лоб... Как благородному человеку. Или, руки в ноги и... В общем, сбежал я, няня.
АРИНА РОДИОНОВНА
И правильно!
ПУШКИН
Да нет, неправильно. Подлецом я, няня, оказался.
Арина Родионовна машет руками, протестуя.
АРИНА РОДИОНОВНА
Не говори так, Саша! Не смей! Ты хороший мальчик! Мне ли не знать!
Няня подкладывает Пушкину в тарелку вареную картошку из чугунка. Подливает из большой грязноватой бутыли постное масло.
АРИНА РОДИОНОВНА
Кушай, Саша, кушай.
ПУШКИН
Вот так и бегаю уж полгода. А Троекуров-то, обиды не простил. Подрядил наемных душегубов, чтоб меня примерно наказать.
АРИНА РОДИОНОВНА
Господи, святы! Вот аспид злокозненный! Что ж ты теперь делать-то будешь, Саша?
Пушкин дожевывает, вытирает рот платком. Вздыхает.
ПУШКИН
Да я ведь, няня, рассчитывал у отца деньги попросить. Чтоб расплатиться с кредитором. Да шкуру свою спасти. Но видно, дальше придется бежать...
АРИНА РОДИОНОВНА
Ох, Саша, Саша... Какие деньги? Как Сергей Львович помер - так и покатилось все по откосу. Все имущество по судам ушло. Надежда Осиповна все ждала, ждала, когда ты вернешься. Да так и недождалась сердешная... Всего две недели не дождалась... Она так надеялась, голубушка наша... Что ты приедешь, хозяйство поправишь. Обижать нас никому не позволишь.
ПУШКИН
(недоуменно)
По каким судам, няня? Кто вас тут обижал?!
АРИНА РОДИОНОВНА
Кто? Знамо кто! Николай Павлович Романов. Градоначальник наш. Он же и судья. Весь город уже обобрал. Все под себя подмял. Знаешь, чего он недавно удумал? Конкурс поэтов! Чтоб, значит, пожертвования с народа содрать... Вроде как на приз победителю. А потом через подставного победителя все денежки-то себе и забрать! И главное, все знают, а супротив сказать - боятся!
ПУШКИН
Каков мерзавец!..
Пушкин задумчиво режет картофелину.
ПУШКИН
Значит, конкурс поэтов, говоришь?
АРИНА РОДИОНОВНА
Истинно! Весь город афишами обклеен!
ПУШКИН
И большой там приз?
АРИНА РОДИОНОВНА
Дык... Сто тыщщ!
41. НАТ. УЛИЦА - УТРО.
Палатка регистрации участников конкурса. Ее охраняют два хмурых солдата с винтовками. В палатке сидит прилизанный ТИП в пенсне. У палатки - Батюшкин и Штакельбекер, тут же топчется юродивый Коля.
БАТЮШКИН
(Штакельбекеру)
Нет, позвольте-с! Почему это именно Вы должны выступать? У меня точно такие же-с права! Вы дали двести пятьдесят рубликов, и я столько же. Так что давайте, Карл Иваныч, тянуть жребий!
ШТАКЕЛЬБЕКЕР
(Батюшкину)
Помилуйте, Иван Карлович, ну какой же жребий? Вы ведь никогда-с не выиграете!
БАТЮШКИН
Это почему же?
ШТАКЕЛЬБЕКЕР
Да потому-с! Кто намедни срифмовал "булка - треуголка"?
БАТЮШКИН
А что Вам не нравится в этой рифме?
ШТАКЕЛЬБЕКЕР
А то, что это вовсе и не рифма!
Коля прислушивается к "умному разговору" и потихоньку приближается, глупо скалясь и роняя слюни. Батюшкин это замечает и замахивается.
БАТЮШКИН
(Коле)
А ну пшел вон отсюда, зубоскал! А то снова у меня леща схлопочешь!
Коля отскакивает и наступает на ногу подошедшему Пушкину.
КОЛЯ
Ай!
(в лицо Пушкину)
Кто истинно стихи слагает, тот на людей зазря не лает.
Пушкин ценит Колин намек и аккуратно переставляет его в сторону. Подходит к палатке.
ПУШКИН
(Типу)
А что, милостивый государь, тут на поэтический конкурс регистрируют?
ТИП
Тут-с. Как прикажете-с записать?
ПУШКИН
Пушкин. Александр Сергеевич.
Батюшкин и Штакельбекер услышав фамилию "Пушкин", замирают и почти благоговейно смотрят на знаменитого поэта. Штакельбекер с открытым ртом подходит к Пушкину.
ШТАКЕЛЬБЕКЕР
Пушкин! Ты?
Пушкин не может сразу узнать Штакельбекера.
ШТАКЕЛЬБЕКЕР
Штакельбекер. Карл Иваныч. Учились вместе в лицее. Ну, Штакля! Помнишь?
ПУШКИН
Штакля!
(расплывается в широкой улыбке)
Штакля!!
Пушкин и Штакельбекер обнимаются. Тип пишет что-то гусиным пером.
ШТАКЕЛЬБЕКЕР
Так что, ты тоже на конкурс приехал?.. А я слышал, ты в столицах. Самый знаменитый пиит.
(с иронией)
"Наше все" и "солнце русской поэзии"!
ПУШКИН
(немного смущенно)
Штакля, я тебя умоляю! Вот ты еще не начинай! Наше все! Где ты набрался этой пошлости?
ШТАКЕЛЬБЕКЕР
Да ладно, не скромничай!
(шутливо)
Ты лучше скажи, не стыдно тебе, брат Пушкин, отнимать кусок хлеба у провинциальных братьев по перу?
ПУШКИН
Да я бы и не отбирал, но... Обстоятельства...
ТИП
(Пушкину)
С Вас пятьсот рубликов.
ПУШКИН
Это за что?
ТИП
Регистрационный взнос.
Пушкин растерян. Он несколько секунд смотрит на Типа, потом оглядывается на Штакельбекера.
ШТАКЕЛЬБЕКЕР
Да мы сами едва наскребли! Вот спорим, кому выступать. Кстати, познакомься! Это Батюшкин.
Пушкин кивает.
ПУШКИН
Александр Пушкин.
Батюшкин напыщенно кивает.
БАТЮШКИН
Батюшкин. Иван Карлович. Русский пиит!
ШТАКЕЛЬБЕКЕР
(на ухо Пушкину)
Пиит! Намедни "булку" с "треуголкой" зарифмовал! Как тебе такое понравится?
Пушкин не хочет вступать в профессиональные споры и делает нейтральное лицо.
ТИП
Так что, господин Пушкин, Вы изволите платить?
ПУШКИН
Я попозже заплачу.
(приподнимает цилиндр, поэтам)
Честь имею, господа!
Пушкин быстро уходит.
ТИП
Хм! Честь он имеет!.. Еще Пушкин называется! А у самого гроша ломаного за душой нет! Видали мы таких Пушкиных!
42. ИНТ. ДОМ СУДЬИ - ДЕНЬ.
Гостиная в доме Судьи. За круглым столом сидят Судья, Бенкендорф и Гончарова. Они играют в карты. В подкидного дурака. На столе поднос с графинчиками и печенье. Гончарова и Судья потягивают наливки из маленьких рюмок. Жуковский нервно ходит кругами, он взволнован, сопит, сжимает кулаки, вытирает платком потное лицо. Бенкендорф трезв и невозмутим.
СУДЬЯ
(отбивает Гончарову)
А мы Вашу даму козырным валетиком!
ГОНЧАРОВА
(подбрасывает карту)
А такого кавалера?
Судье бить нечем, он сопит и забирает карты.
СУДЬЯ
Я смотрю, Наталья Николавна, развелось у Вас кавалеров!
ГОНЧАРОВА
(обмахивается картами, как веером)
Так и не мудрено! Все-таки первая красавица в нашей дыре!
СУДЬЯ
(Жуковскому, раздраженно)
Василий Андреич! Хватит уже скакать туда-сюда, как лишайный заяц! Сел бы лучше с нами в картишки сыграл.
ЖУКОВСКИЙ
Ах, Николай Павлович, не до карт мне нынче! Совершенно не до карт! Душа клокочет от тягостных предчувствий!
ГОНЧАРОВА
(ехидно)
Врете Вы все, Жуковский! Нет у Вас никакой души!
Жуковский машет рукой на Гончарову и опирается руками на стол пред Судьей.
ЖУКОВСКИЙ
Николай Павлович, я полагаю, что участие Пушкина в нашем конкурсе было бы совершенно неуместным.
БЕНКЕНДОРФ
Что, Жуковский, боишься с Пушкиным схлестнуться? Амфибрахий в пятки ушел?
(ходит на Гончарову)
Наталья Николаевна, примите-ка две десяточки.
ЖУКОВСКИЙ
Я боюсь? Да я хоть... С лордом Байроном! Готов состязаться! А с Пушкиным не желаю! Потому как он и не поэт вовсе!
ГОНЧАРОВА
Что Вы говорите? Пушкин романы в стихах пишет! А Вы все своими одами меланхолическими публику терзаете!
Гончарова бьет карты и сбрасывает в отбой.
ЖУКОВСКИЙ
Да читал я эти романы! Непристойности одни! На потребу плебсу!
(Судье, проникновенно)
Николай Павлович! Он же Ваш конкурс превратит в отвратительный балаган!
СУДЬЯ
Не трясись, Жуковский! Не будет никакого Пушкина! Денег у него нет на вступительный взнос. Извольте ходить, Наталья Николавна.
Гончарова бросает карту. Судья бьет и сносит.
БЕНКЕНДОРФ
(Жуковскому)
Проигрался твой Пушкин в пух и прах. Полгода назад в Твери помещик Троекуров его до нитки обобрал. В штосс. У Пушкина твоего не то, что гроша за душой... У него еще долгов шестьдесят тысяч.
ЖУКОВСКИЙ
А Вы откуда знаете?
БЕНКЕНДОРФ
Мы, милостивый государь, как никак Третье отделение! Нам по долгу службы положено-с.
ЖУКОВСКИЙ
А ежели ему кто ссуду даст?
Судья заходит на Бенкендорфа.
СУДЬЯ
Никто ему не даст.
(Бенкендорфу)
Дамочку извольте взять.
(подбрасывает карты)
А за ней и королика. А вот и тузичек козырненький!
(Жуковскому)
Кизляевы весь город предупредили, чтоб Пушкину денег в долг не давать. Ни под какие проценты. Даже, если он душу свою арапскую станет закладывать!
Судья засовывает Бенкендорфу две шестерки под эполеты.
СУДЬЯ
(Бенкендорфу)
А это тебе, Александр Христофорыч, на погоны! Будешь у нас генералиссимус! Как Кутузов! Бу- га-га-га-га!
43. ИНТ. БАНК - ДЕНЬ.
Банковская контора. За столами с зеленым сукном сидит несколько мелких служащих. Они пишут что-то в толстых книгах и щелкают на счетах. Прилизанный плюгавый БАНКИР сидит отдельно за столом и беседует с Пушкиным, который сидит напротив.
БАНКИР
Пятьсот рублей - сумма, согласитесь, немалая, господин Пушкин.
ПУШКИН
Если б мне нужно было три рубля, я бы к вам и не пожаловал.
БАНКИР
Ну хорошо-с... Что Вы можете предложить в качестве залога. Родовое имение? Фамильные драгоценности? Особняк-с? Или, может, промыслами какими владеете?
ПУШКИН
А слово дворянина для Вас что? Ничего не значит?
БАНКИР
Нет-с... Значит, конечно. Но оно же пятиста рублей не стоит.
Один из клерков, услышава шутку Банкира тихонько хихикает, показывая свое холуйство. Пушкин строго оглядывается - холуй снова делает постную рожу и пишет бумаги. Пушкин привстает и берет Банкира за манишку.
ПУШКИН
А если я у тебя, мерзавца, сейчас потребую сатисфакции? С шести шагов?!
БАНКИР
(ехидно)
Дуэль-с? Никак невозможно-с, господин Пушкин. Я ведь не дворянского сословия. Нам на дуэлях драться никак нельзя-с. Не положено-с.
44. ИНТ. КОНТОРА РОСТОВЩИКА - ДЕНЬ.
Маленькая захламленная контора, вся заваленная заложенными вещами - по большей части дешевым хламом. За прилавком РОСТОВЩИК - очень похожий на гоголевского Плюшкина. Напротив молодая, но страшно помятая жизнью ЖЕНЩИНА в бедной одежде. Ростовщик рассматривает в лупу брошь.
РОСТОВЩИК
(как бы сильно удивляясь)
И что, Вы хотите за эту брошку двадцать пять рублей?
ЖЕНЩИНА
(шмыгая носом)
Ну, а сколько Вы можете дать?
РОСТОВЩИК
Три рубля. И поверьте мне, это очень хорошие деньги!
ЖЕНЩИНА
(хлюпает носом)
Она же золотая! С изумрудиком!
РОСТОВЩИК
Барышня! Я Вам сейчас даю деньги. А что мне прикажете делать, если Вы их не вернете? Носить Вашу брошку вместо ордена?
ЖЕНЩИНА
(еле слышно)
Я согласна.
Ростовщик отсчитывает три рубля ассигнациями и сует перо для расписки. Женщина расписывается в толстой книге и уходит. Навстречу входит Пушкин. Кладет на прилавок свои револьверы, золотые часы и нательный крест.
ПУШКИН
Сколько?
Ростовщик с опаской берет револьвер, боясь, что тот выстрелит.
РОСТОВЩИК
Для Вас, месье Пушкин, тридцать рублей.
ПУШКИН
А за все?
РОСТОВЩИК
Так это за все.
ПУШКИН
Вы что, любезный, математики в детстве не учили?
(трясет револьверами)
Револьверы системы Лепажа: плачено триста рублей за пару.
(поднимает часы)
Брегет фирмы Буре: еще триста. Да ко всему
(берет крест)
фамильный крест червонного золота! А я прошу всего пятьсот!
РОСТОВЩИК
Вы мне сильно льстите, месье Пушкин. У меня вся контора вместе со мной столько не стоит. Но из личного к Вам уважения
(тяжело вздыхает)
могу дать тридцать пять.
ПУШКИН
Ну ты и кровосос, старикашка! Надо будет про тебя господину Гоголю рассказать. Он тебя в книжку вставит.
Пушкин забирает свои вещи и уходит, хлопнув дверью.
РОСТОВЩИК
Конечно! Сам все деньги в карты просадил, а меня гоголями пугает!
(передразнивает)
Кровосос!
Ростовщик смотрит на себя в зеркало с биркой из закладов.
РОСТОВЩИК
Если б я был кровосос, я б был толстый и румяный.
(сокрушенно)
А я худой и бледный.
45. НАТ. УЛИЦА - ДЕНЬ.
Пушкин стоит на улице возле конторы ростовщика. Запихивает в карман часы и револьверы в кобуру, смотрит по сторонам, раздумывая, как быть. Замечает проезжающего в коляске Жуковского.
ПУШКИН
(кричит)
Жуковский!
Жуковский слышит, но не подает виду.
ПУШКИН
(кричит громче)
Жуковский! Василий Андреич!
Жуковский втягивает голову в плечи и чуть-чуть сползает вниз. Пушкин бежит за коляской, запрыгивает в нее и хлопает Жуковского по колену.
ПУШКИН
Жуковский! Василий Андреич! Я кричу, кричу...
ЖУКОВСКИЙ
(изображает изумление)
Александр Сергеич! Солнце Вы наше! Какими судьбами?
ПУШКИН
Василий Андреич! Какое счастье! Мне Вас сам Бог послал!
46. ИНТ. КАБАК - ДЕНЬ.
Жуковский и Пушкин обедают в центральном кабаке СПб. За множеством столов сидят обыватели. Одни едят, другие играют в карты, третьи читают газеты и беседуют. Стоит гул. Висит табачный дым. Жуковский совсем не рад компании Пушкина, но ему это почти удается скрывать. Он приторно смотрит на Пушкина, а тот с аппетитом ест жареную курицу, облизывая пальцы и прихлебывая шампанское.
ПУШКИН
(жует)
...так что пятьсот рублей мне нужны позарез!
ЖУКОВСКИЙ
(с жаром)
Александр Сергеич! Да рад был бы... Просто счастлив! За честь бы почел! Но пятьсот рублей! Сам подумай, откуда у меня такие деньжищи?!
ПУШКИН
Ну как же! Василий Андреич! Я слыхал, ты тут в высших сферах вращаешься... Как веретено!
ЖУКОВСКИЙ
Вращаюсь... А толку-то?! Все кричат, конечно, король питов, король пиитов!.. А как до денег доходит, так...
(плюет в ладонь и делает смачный кукиш)
Во!
(берет себя в руки)
Вы уж простите мне этот кабацкий жест! Не ценят у нас поэтов... Живем, как птицы на ветках! Чирикаем за бесплатно!
Пушкин наливает себе и Жуковскому шампанского.
ПУШКИН
Ну, давай, брат Жуковский!.. За российскую поэзию! Настанет еще наше время! Попомнишь мои слова - лет через двести в каждой крестьянской избе портреты поэтов вместо икон висеть будут!
Звучит замысловатый музыкальный пассаж. Пушкин и Жуковский оглядываются на сцену - там за роялем сидит ГЛИНКА и всячески выделывается: вдохновенно играет, тряся волосами, энергичный джаз-блатняк. Гул толпы немного стихает. Под музыку на сцену выскакивают полуголые девочки в гусарских "мини" и исполняют разные хореографические движения.
Последней выходит Гончарова в полупорнографическом наряде и начинает петь низким хриплым голосом. Подтанцовка пытается визуально дополнить содержание романса.
ГОНЧАРОВА
Мчатся тучи, вьются тучи; / Невидимкою луна / Освещает снег летучий; / Мутно небо, ночь мутна. / Еду, еду в чистом поле; / Колокольчик дин-дин-дин... / Страшно, страшно поневоле / Средь неведомых равнин!
Пушкин ест. Жуковский слушает романс.
ЖУКОВСКИЙ
Александр Сергеевич, а это часом не твои стихи?
ПУШКИН
(жует, кивает)
Угу!
(машет куриной ногой)
Пошло в народ...
Фоном продолжается романс. Весь кабак благоговейно слушает.
ГОНЧАРОВА
"Эй, пошел, ямщик!.." - "Нет мочи / Коням, барин, тяжело; / Вьюга мне слипает очи; / Все дороги занесло; / Хоть убей, следа не видно; / Сбились мы. Что делать нам! / В поле бес нас водит, видно, / Да кружит по сторонам.
ПУШКИН
Ну, так что, Василий Андреевич? Значит, не поможешь мне деньжатами разжиться?
ЖУКОВСКИЙ
Право, и не знаю... Разве что рублей пятьдесят... Только тебе это вряд ли поможет.
Пушкин раздумывает, вытирая руки и губы салфеткой. Бросает салфетку на стол.
ПУШКИН
Давай, пятьдесят.
ЖУКОВСКИЙ
Да пятьдесят-то тебе зачем? Что ты с ними делать будешь?
ПУШКИН
Да есть одна идейка.
Жуковский, с большим трудом изображая доброжелательность, достает портмоне и отсчитывает пятьдесят рублей.
ЖУКОВСКИЙ
Ну, что ж, изволь. Вот пятьдесят рублей. Только, право не знаю, как они тебя выручат.
Пушкин встает со стола, берет деньги.
ПУШКИН
Спасибо тебе, Василий Андреич!
Пушкин целует Жуковского в макушку и уходит, направляясь к картежникам. Гончарова завершает романс.
ГОНЧАРОВА
Посмотри; вон, вон играет, / Дует, плюет на меня; / Вон - теперь в овраг толкает / Одичалого коня; / Там верстою небывалой / Он торчал передо мной; / Там сверкнул он искрой малой / И пропал во тьме пустой".
Глинка играет залихватский финал и в конце берет мощный аккорд. Публика свистит, топает, хлопает, стреляет в потолок. Гончарова раскланивается.
ГОНЧАРОВА
(представляет пианиста)
За роялем - Михаил Глинка!
Глинка встает и кланяется.
47. ИНТ. ЦИРЮЛЬНЯ - ДЕНЬ.
ЦИРЮЛЬНИК-еврей мылит лицо Судье и рассказывает анекдот.
ЦИРЮЛЬНИК
Как-то однажды встретились князь Трубецкой и поручик Ржевский. И шо вы себе думаете! Таки вызвали один другого на дуэль! Тогда Трубецкой ему и говорит: "Поручик, вы жалкий трус и шлемазл. Какое Вы себе выбираете оружие?" На шо ему Ржевский переспрашивает: "А вы себе шо выбираете?" Трубецкой говорит: "Я себе выбираю шпагу". "Хорошо, - говорит поручик, - тогда я себе - пистолет".
Судья ржет. Заходит Жуковский.
СУДЬЯ
А-а, Жуковский!
(похохатывает)
Ха-ха, ха-ха! Слыхал новый анекдот про Ржевского?
ЖУКОВСКИЙ
Я вам сейчас другой анекдот расскажу! Про Пушкина. Этот паяц носился по всему городу, аки демон. Хотел денег занять. И представьте себе, ему это удалось.
СУДЬЯ
Кто? Посмел?
ЖУКОВСКИЙ
Я посмел.
СУДЬЯ
Чего?
ЖУКОВСКИЙ
(Хихикает)
Пятьдесят рубликов выдал. Ассигнациями-с... Так сказать, в честь цеховой солидарности. Так он тут же побежал в карты играть с намерением непременно выиграть пятьсот. И в пять минут спустил все до копейки. Как вам такой анекдот?
Жуковский сам смеется над своим рассказом. Но Судья и Цирюльник не воспринимают это как анекдот.
ЖУКОВСКИЙ
Шут, он и есть шут!
48. ИНТ. КАБАК - ВЕЧЕР.
Пушкин сидит за столом один в жестокой меланхолии и собирается нажраться вусмерть. Перед ним бутыль дешевой водки и грязноватый стакан. Пушкин наливает полстакана, чокается с бутылкой и выпивает. Тут же наливает еще. К Пушкину подсаживается Гончарова.
ГОНЧАРОВА
(кокетливо)
Александр Сергеич! Милый Александр Сергеич! А что же это Вы в одиночку пьете?
(нюхает бутылку)
Да еще и водку... Ну это же совершеннейшее не комильфо!
Пушкин безразличными глазами смотрит на Гончарову, не понимая, кто она и что ей нужно. Но через несколько секунд узнает ее.
ПУШКИН
А-а-а! Какое чудное мгновенье! К сожалению, не имел чести быть Вам представленным.
ГОНЧАРОВА
Наталья Николавна Гончарова. Пою романсы в здешнем гадюшнике.
49. ИНТ. КОРИДОР В "НУМЕРАХ" - ВЕЧЕР.
Пушкин и Гончарова идут в обнимку по коридору в "нумерах". Они оба сильно навеселе, в руках у Пушкина бутылка шампанского. Из бутылки течет пена. Пушкин и Гончарова вместе поют.
ПУШКИН И ГОНЧАРОВА
(хором)
Я встретил вас - и все былое / В отжившем сердце ожило; / Я вспомнил время золотое - / И сердцу стало так тепло...
Из двери выходит официант с подносом и идет навстречу парочке. Они с трудом расходятся в узком коридоре. Открывается еще одна дверь - выглядывает растрепанный господин с губной помадой на лице. Пушкин и Гончарова поют господину - тот смущенно прячется за дверью. Идут дальше, подходят к комнате Гончаровой. Гончарова извлекает из-под юбок ключ на длинном шнурке и открывает замок.
ПУШКИН И ГОНЧАРОВА
Как поздней осени порою / Бывают дни, бывает час, / Когда повеет вдруг весною / И что-то встрепенется в нас...
На словах "встрепенется в нас" Гончарова опускает похабный взгляд на промежность Пушкина и заталкивает его в свою комнату.
50. ИНТ. КОМНАТА ГОНЧАРОВОЙ - ВЕЧЕР.
В номере следует сцена страстного петтинга и взаимного раздевания. Гончарова валит Пушкина на кровать и приступает к разврату. Камера опускается ниже - кровать начинает ходить ходуном - монтаж со следующей сценой.
51. ИНТ. КАБАК - ВЕЧЕР.
Девочки внизу в зале пляшут канкан и визжат в ритм Пушкину и Гончаровой. Глинка наяривает на рояле. Публика ревет. Самодостаточный хореографический номер - он также монтируется со следующей сценой.
52. ИНТ. КОМНАТА ГОНЧАРОВОЙ - НОЧЬ.
Последние фрикции. Оргазм. Пушкин валится с Гончаровой, тяжело дышит, облизывает пересохшие губы. Берет с тумбочки бутылку и делает глоток шампанского. Пена идет через нос. Гончарова хохочет и допивает вино. Несколько секунд оба лежат молча и глядят в потолок.
ГОНЧАРОВА
Ну что, Саша... Говоришь, для полного счастия тебе не достает пятьсот рублей?..
Гончарова вскакивает с постели. Открывает в своих мебелях потайной шкафчик и достает шкатулку. Открывает ее и протягивает Пушкину 500 рублей.
ПУШКИН
(смущенно)
Но, право, Натали... Даже не знаю...
ГОНЧАРОВА
(холодно)
Я в долг даю. Под пятьдесят процентов в день.
53. НАТ. УЛИЦА - ДЕНЬ.
На деревянном помосте в центре города идет конкурс. На скамейках в первых рядах сидит публика почище. Позади - стоит попроще. Но вся публика воспринимает конкурс, как праздник, все наряжены в лучшую одежду. На конкурсе практически весь город. В массовке Державин, Ростовщик, Парикмахер, Арина Родионовна и Коля. Кизляевы присматривают за кучкой поэтов- конкурсантов, среди которых Батюшкин. Возле сцены сидит жюри: два толстых мудака из числа "лучших сынов города" и Виссарион Белинский. Судья, Гончарова и Бенкендорф в отдельной "ложе". На сцене Штакельбекер. Он заканчивает читать свои стихи.
ШТАКЕЛЬБЕКЕР
(с невероятным пафосом)
И тот же мир, и впечатленья те же, / Но прежних песней не уловит слух, / Но я не тот;- уж нет живого чувства, / Которым средь свободных, смелых дум / Бывал отважный окрыляем ум: / Я робкий раб холодного искусства; / Седеет волос, в осень скорбных лет, / Ни жару, ни цветов весенних нет.
Публика хихикает над каждой строчкой Штакельбекера. Но тот только выше задирает нос и добавляет пафоса. Смех становится громче. Штакельбекер уже истерично кричит, чтоб перекрыть толпу. Заканчивает на оргазмическом выдохе и обмякает, как будто со стихами из него вышли все силы. Жюри совещается. Два толстых мудака вопросительно смотрят на БЕЛИНСКОГО, поскольку только он разбирается в литературе.
БЕЛИНСКИЙ
Ритм и рифма, несомненно, есть...
Белинский делает паузу, чтоб дать высказаться коллегам.
1-Й МУДАК
Э-э-э-э... Оно, конечно, да!
2-Й МУДАК
Рифма наличествует!
Мудаки замолкают, потому, что в поэзии ни в зуб ногой. Белинский продолжает мысль.
БЕЛИНСКИЙ
В общем, господа, мне кажется, что поэзия господина Штакельбекера предназначена более для него самого, нежели для широкой публики.
1-Й МУДАК
Точно-с!..
Белинский поднимает цифру "3" на палочке. Мудаки делают то же самое. К Штакельбекеру подходит РАСПОРЯДИТЕЛЬ конкурса - румяный, упитанный, энергичный мужчина средних лет.
РАСПОРЯДИТЕЛЬ
(Штакельбекеру)
Благодарим Вас, месье Штакельбекер.
Штакельбекер намека не понимает и продолжает гордо взирать на публику.
РАСПОРЯДИТЕЛЬ
Прошу покинуть сцену.
ШТАКЕЛЬБЕКЕР
(возмущенно)
Как это покинуть сцену?! Я еще буду декламировать!
РАСПОРЯДИТЕЛЬ
Хватит-с! Надекламировали-с уже! Вы же видите, публика недовольна!
ШТАКЕЛЬБЕКЕР
(еще более возмущенно)
Что?! Да кто Вам дал право говорить от лица всей публики!
Штакельбекер шаг вперед навстречу публике и громко объявляет новое стихотворение.
ШТАКЕЛЬБЕКЕР
Участь русских поэтов.
(начинает декламировать)
Горька судьба поэтов всех племен...
РАСПОРЯДИТЕЛЬ
Я ведь и силу могу применить!
Распорядитель хватает Штакельбекера за рукав и тащит со сцены.
ШТАКЕЛЬБЕКЕР
(продолжает декламировать)
Тяжеле всех судьба казнит Россию / Для славы и Рылеев был рожден...
Распорядитель хватает в охапку Штакельбекера и стаскивает со сцены. Штакельбекер срывающимся голосом пытается докричаться до публики.
ШТАКЕЛЬБЕКЕР
Но юноша в свободу был влюблен... / Стянула петля дерзостную выю!
Распорядитель бьет Штакельбекера по почкам.
РАСПОРЯДИТЕЛЬ
Да ты заткнешься или нет, бузотер?!
Штакельбекер от удара открывает рот и не может произнести ни слова. На его глазах выступают слезы. За этой борьбой наблюдает Судья, смеется и тычет пальцем в Штакельбекера.
СУДЬЯ
(Гончаровой)
Ха! Гляди! Каков паяц!
Распорядитель возвращается на сцену.
РАСПОРЯДИТЕЛЬ
И, наконец, наш последний участник... Господин Пушкин!
На сцену выходит Пушкин и декламирует стихи. Он явно обращается к Гончаровой. Гул толпы быстро стихает. Все оглядываются на Гончарову. Судья зеленеет, но на публике скандалов не устраивает.
ПУШКИН
Я вас любил: любовь еще, быть может, / В душе моей угасла не совсем; / Но пусть она вас больше не тревожит; / Я не хочу печалить вас ничем. / Я вас любил безмолвно, безнадежно, / То робостью, то ревностью томим; / Я вас любил так искренно, так нежно, / Как дай вам бог любимой быть другим.
Гончарова краснеет от удовольствия, она, то смущенно опускает глаза, то гордо смотрит на толпу. Она и рада такому вниманию Пушкина и расстроена грядущим скандалом с Судьей. Арина Родионовна растрогана. Она вытирает слезы. Чувствительные женщины тоже хлюпают носами и сморкаются в платки. Пушкин заканчивает читать - воцаряется кристальная тишина. Слышно, как пролетают мухи. Первой приходит в себя Гончарова - она вскакивает и кричит.
ГОНЧАРОВА
Браво! Бра-а-аво-о-о!
Гончарова громко хлопает. Толпа подхватывает аплодисменты и крики "Браво!", "Браво, Пушкин!" Белинский молча поднимает высшую оценку - "10". Два мудака из жюри оглядываются на Судью. Тот злобно на них смотрит. Первый Мудак хватается за оценку "2", но народ начинает орать и стрелять в воздух. Мудак поднимает оценку "8". Второй Мудак тоже поднимает "восьмерку". Судья багровеет от злости и ломает трость, которую вертел в руках. Пушкин уходит со сцены, Распорядитель конкурса поднимается.
РАСПОРЯДИТЕЛЬ
Итак, господа!.. В финал нашего поэтического конкурса вышли господин Жуковский!
Распорядитель как бы призывает аплодировать - раздаются чахлые хлопки.
РАСПОРЯДИТЕЛЬ
...и господин Пушкин!
Народ дружно аплодирует. Распорядитель жестами просит тишины. Публика, наконец, успокаивается.
РАСПОРЯДИТЕЛЬ
Окончательная поэтическая баталия между господином Пушкиным и господином Жуковским состоится через два часа. А сейчас - перерыв. Вы можете пообедать или просто размять косточки!
54. ИНТ. КОМНАТА БЕЛИНСКОГО - ДЕНЬ.
Комната Белинского в "нумерах". Белинский сидит на стуле. Он напуган. С трех сторон его обступили Кизляевы. Напротив - Судья.
СУДЬЯ
(повышенным тоном, очень сердито)
Я для чего Вас нанял, господин критик?! Чтоб Вы тут у меня выкобенивались?!
БЕЛИНСКИЙ
(порывается встать)
Николай Павлович! Позвольте! Я...
Парамон Кизляев грубо толкает Белинского, сажая его назад. Белинский напуган, но старается не терять достоинства.
БЕЛИНСКИЙ
(сбивчиво)
Да я бы с удовольствием отдал чистую победу господину Жуковскому. Если бы не выступление господина Пушкина! Его ведь не должно было быть! А без него господин Жуковский несомненно занимает первое место! Но поэзия Пушкина гораздо талантливее! Она... Просто... Из другой гильдии! Другого! Высшего сорта! Вы поймите! Александр Сергеевич Пушкин...
СУДЬЯ
(грубо перебивает)
Да мне по херу! Пушкин! Финтифлюшкин! Что ты мне тут баки забиваешь?! Ты! Щелкопер хренов! Тебе было сказано присудить победу Жуковскому! И было заплачено!
Судья наклоняется и хватает Белинского за физиономию.
СУДЬЯ
Так что ж ты мне, дрянь такая, тут фортеля выкидываешь?!
Белинский отводит руку Судьи и пытатся встать. Но Кизляевы прижимают критика к стулу. Белинский гордо встряхивает волосами.
БЕЛИНСКИЙ
Я не позволю... Не позволю Вам!..
Белинский вытаскивает из внутреннего кармана деньги.
БЕЛИНСКИЙ
За Ваши порочные деньги так со мной обращаться! Я своей совестью не торгую!
Белинский бросает купюры в лицо Судьи. Все замирают. Судья бледнеет, выхватывает у Антона Кизляева из кобуры револьвер и несколько раз стреляет в грудь Белинского. Тот открывает рот и удивленно смотрит на свои раны. Падает на пол и умирает. Кизляевы вопросительно смотрят на Судью. Тот сует револьвер назад в кобуру Антона.
СУДЬЯ
(кивает на труп)
Пусть пока тут лежит. А ночью закопаете по-тихому. И чтоб не одна собака об этом знала! Понятно?!
Кизляевы кивают.
ПАРАМОН
Чего ж непонятного? Чай не впервой.
АНТОН
Исполним в лучшем виде.
КАЛИСТРАТ
(Судье)
Ваше превосходительство, так а может и Пушкина?.. Того?.. Закопать, чтоб под ногами не путался?
СУДЬЯ
Не вздумай, дурак! Если у нас за один день пропадут
(кивает на труп)
главный критик, да еще и главный поэт? Что ж тогда люди про наш город подумают? Что у нас тут людоеды живут?! Приезжих на обед кушают?! Пушкина не трогать! Я его сам попридержу.
Судья выходит из комнаты.
55. НАТ. УЛИЦА - ДЕНЬ.
Судья выходит на улицу и сталкивается с Бенкендорфом, который идет навстречу быстрым шагом с двумя солдатами.
БЕНКЕНДОРФ
Что случилось, Николай Павлович? Мне сказали, тут была какая-то стрельба.
СУДЬЯ
А-а-а... Да это критик Белинский застрелился.
БЕНКЕНДОРФ
Как застрелился? Четыре раза?!
СУДЬЯ
(раздраженно)
Да-с! Четыре раза! С одного раза у него не получилось! Он же штатская штафирка!
(спокойнее)
Не беспокойтесь, Александр Христофорович. Я уже обо всем распорядился.
БЕНКЕНДОРФ
Понял.
(солдатам)
Кру-у-угом!
Бенкендорф собирается уходить.
СУДЬЯ
Подождите.
Бенкендорф поворачивается.
СУДЬЯ
Александр Христофорович, надобно нам Пушкина как-то не допустить до финала.
БЕНКЕНДОРФ
А как же его не допустишь, Николай Павлович? Уже ведь объявили - он и господин Жуковский.
Судья приближается к Бенкендорфу вплотную.
СУДЬЯ
(тихо, доверительно)
А ты его в кутузку посади. Ненадолго. До завтра.
БЕНКЕНДОРФ
(разводит руками)
Так а?..
СУДЬЯ
(перебивает)
А повод сам придумай!
56. НАТ. КАБАК - ДЕНЬ.
Полупустой кабак. Публика, из тех что почище, обедает по совету Распорядителя конкурса. Пушкин тоже сидит за столом и ест. Нож, вилка, салфетка, дичь. Дверь распахивается, и в кабак заходит Бенкендорф в сопровождении шести солдат. У солдат ружья со штыками. Народ оглядывается и перестает жевать. Официанты и бармен замирают. Бенкендорф направляется к Пушкину. Тот тоже прекращает есть и смотрит на это "пришествие". Бенкендорф подходит вплотную и демонстративно с размаху каблуком наступает на ногу Пушкину.
ПУШКИН
Ай! Черт! Пушкин вскакивает.
ПУШКИН
Да Вы что, охренели, милостивый государь?!
БЕНКЕНДОРФ
(солдатам, показывает на Пушкина)
Арестовать!
Пушкин хватается за револьвер.
ПУШКИН
Что?!!
Шестеро солдат берут Пушкина на прицел, почти касаясь штыками его груди.
БЕНКЕНДОРФ
(ехидно)
За оскорбление государственного чиновника при исполнении оным его служебных обязанностей!
57. ИНТ. КУТУЗКА - ДЕНЬ.
Типичная вестерновская тюрьма. Камера с решеткой из толстых прутьев и комната для охраны. В комнате за столом сидит корнет ДУБРОВСКИЙ - дежурный офицер. За решеткой на грубой лавке лежит Пушкин. По потолку и стенам ползают мухи. Пушкин смотрит на мух. Дубровскому скучно, он томится своей службой. От нечего делать он рисует в "бортжурнале" гусиным пером полуголую куртизанку. Собственно, заканчивает рисовать. Смотрит на рисунок, вздыхает, мечтая. Закрывает журнал.
ДУБРОВСКИЙ
А что, господин Пушкин, я слыхал, Вы - отчаянный игрок?..
Пушкин приподнимает голову, равнодушно смотрит на Дубровского и снова считает мух на потолке.
ПУШКИН
Вам-то что с того?
ДУБРОВСКИЙ
Должен признаться, всегда мечтал с Вами сыграть... А тут такая удача!
ПУШКИН
(мрачно)
Шутить изволите?
Пушкин демонстративно отворачивается к стене. Дубровский достает из стола две запечатанных колоды карт, встает и подходит к решетке.
ДУБРОВСКИЙ
Ну полноте, господин Пушкин! Это же не я Вас сюда законопатил. Не будьте Вы...
(подбирает слово)
Такой букой. Если уж судьба свела нас в столь унылом месте, давайте хоть как-то... Э-э-э... Скрасим серые будни...
Пушкин чуть снисходительнее смотрит на Дубровского. Тот показывает Пушкину колоды карт.
ДУБРОВСКИЙ
Вы в штосс играете?
ПУШКИН
(поворачивается к Дубровскому)
Играю. На свою свободу.
58. НАТ. УЛИЦА - ДЕНЬ.
Финал поэтического конкурса. Та же массовка, те же персонажи. На сцене Распорядитель. Народ слегка ропщет из-за задержки.
РАСПОРЯДИТЕЛЬ
(жестами просит публику успокоиться)
Успокойтесь! Пожалуйста успокойтесь, господа! Сейчас вы увидите финальное состязание нашего поэтического конкурса.
Распорядитель смотрит в сторону поэтов - бывших конкурсантов и Кизляевых. Кизляевы делают жесты - дескать, Пушкина не будет, давай, начинай!
РАСПОРЯДИТЕЛЬ
Но, поскольку господин Пушкин на финал не явился, победа автоматически присуждается поэту Жуковскому.
Народ с негодованием свистит, топает и кричит разные недовольнеые реплики Распорядителю: "Жулье!", "Пушкина давай!", "Вот гады, опять всех обманули!", "Зажухали денежки!", "На мыло Жуковского" и т.п. Распорядитель призывает жестами к спокойствию и перекрикивает толпу.
РАСПОРЯДИТЕЛЬ
Тихо! Тихо, господа! Мне самому это неприятно. Что господин Пушкин так манкировал нашим конкурсом... Но, раз уж мы все тут собрались, давайте наслаждаться стихами нашего победителя - господина Жуковского...
Гончарова нервно оглядывается, надеясь, что Пушкин вот-вот появится и успеет на финал.
ГОНЧАРОВА
(Судье)
Ты что сделал? Где Пушкин?
СУДЬЯ
Натали! Ну а я-то, откуда знаю?
Судья издевательски ухмыляется, давая Гончаровой понять, что вот он как раз прекрасно знает, где Пушкин.
59. ИНТ. КУТУЗКА - ДЕНЬ.
Стол придвинут к решетке. С двух сторон за столом - Пушкин и Дубровский. Дубровский - банкомет, Пушкин - понтер. Играют в штосс. Дубровский сбрасывает несыгравшую пару и открывает новый абцуг. У Дубровского кислая мина. Пушкин ухмыляется.
ПУШКИН
Ну что, корнет... Я угадал с девяткой...
Дубровский раздраженно бросает карты на стол.
ПУШКИН
Десятый штосс, мон шер. Я выиграл свободу.
Дубровский в неком ступоре.
ПУШКИН
Дубровский! Вы сомневаетесь? Платить, иль нет?
ДУБРОВСКИЙ
Ну что Вы, Александр Сергеич! Как Вы могли подумать? Карточный долг - это святое!
Дубровский достает из стола ключи от замка и открывает решетку. Пушкин выходит.
ПУШКИН
(с иронией)
Оковы тяжкие падут, темницы рухнут, и свобода / Нас встретит радостно у входа, / И братья меч нам отдадут. Кстати, Дубровский, где мои револьверы?
Дубровский открывает сейф, достает ремень с револьверами и отдает Пушкину. Пушкин надевает ремень.
ПУШКИН
Ох, и влетит Вам от начальства!..
ДУБРОВСКИЙ
Всенепременнейше. Мне теперь Бенкендорф каторгу пропишет. Как пить дать!
ПУШКИН
Это что же, Вы из-за меня на каторгу пойдете?
ДУБРОВСКИЙ
Боже упаси!
(подносит указательный к виску)
Пулю в висок и все дела! В роду Дубровских каторжан не было и не будет.
ПУШКИН
Э! Корнет! Вы прекращайте гусарить! Из-за какого-то там Бенкендорфа лишать себя молодой жизни?! Бросайте службу до того, как она Вас бросит. Да и потом, Дубровский, Вы же дворянин! Не надоело служить тюремщиком? Ну, право же, стыдно! Уходите лучше в благородные разбойники.
ДУБРОВСКИЙ
(опешив)
И как Вы это себе представляете?
ПУШКИН
Да очень просто. Будете грабить богатых негодяев и помогать униженным и оскорбленным.
Дубровский воспринимает слова Пушкина как откровение.
ДУБРОВСКИЙ
А знаете, это мысль! Прекраснейшая мысль! Благодарю Вас, Александр Сергеич!
60. НАТ. УЛИЦА - ДЕНЬ.
Пушкин выскакивает на улицу и свистит - подбегает его конь. Пушкин запрыгивает и скачет.
61. ИНТ. КУТУЗКА - ДЕНЬ.
Дубровский обливает кутузку из керосиновой лампы. Выдирает листы из "бортжурнала", делает из них бумажный жгут и поджигает.
ДУБРОВСКИЙ
Прощай, позорная рутина!
Дубровский бросает горящий жгут на пол, керосин вспыхивает.
ДУБРОВСКИЙ
И здравствуй, новая славная жизнь!
62. НАТ. УЛИЦА - ДЕНЬ.
Финал поэтического конкурса. На сцене Жуковский. Он самозабвенно читает свою нудотину.
ЖУКОВСКИЙ
Ты бьешься, ты воешь, ты волны подъемлешь, / Ты рвешь и терзаешь враждебную мглу... / И мгла исчезает, и тучи уходят, / Но, полное прошлой тревоги своей, / Ты долго вздымаешь испуганны волны, / И сладостный блеск возвращенных небес / Не вовсе тебе тишину возвращает; / Обманчив твоей неподвижности вид: / Ты в бездне покойной скрываешь смятенье, / Ты, небом любуясь, дрожишь за него.
Народ зевает и потихоньку рассасывается. Юродивый Коля оборачивается а потом громко декламирует, заглушая последние слова Жуковского.
КОЛЯ
Скачет на коне поэт, будет делать пируэт!
Все оглядываются и видят скачущего верхом Пушкина. Судью перекашивает от злобы.
АРИНА РОДИОНОВНА
(радостно)
Сашенька!
Пушкин с коня прыгает на сцену. Жуковский только закончил читать последние строки и не знает, что ему теперь делать - получать награду или уходить. Он стоит, как дурак, с открытым ртом и смотрит то на Распорядителя, то на Судью. Распорядитель пытается увести Пушкина со сцены.
РАСПОРЯДИТЕЛЬ
(берет Пушкина за локоть)
Господин Пушкин, Вы уже не можете участвовать в состязаниях-с. Время вышло-с! За неимением Вас победил господин Жуковский.
ПУШКИН
(выдергивает руку)
Уберите прочь Ваши руки! Иначе... Хоть в математике и не силен, но ребра Вам пересчитаю быстро!
Распорядитель отпускает Пушкина. Пушкин выходит на авансцену и собирается читать стихи.
РАСПОРЯДИТЕЛЬ
(шипит)
Господин Пушкин, я прошу Вас немедленно уйти со сцены! Ну это же скандал!
Публика поддерживает Пушкина, свистит и хлопает. Раздаются крики "Пушкин!", "Давай, Пушкин!", "Онегина давай!", "Давай родимый, жги глаголом!" и т.п. Судья глазами показывает Распорядителю, чтоб тот ушел и не злил публику. На сцене остается один Пушкин. Он собирается пару секунд с мыслями и читает стихи.
ПУШКИН
В тот год осенняя погода / Стояла долго на дворе, / Зимы ждала, ждала природа. / Снег выпал только в январе / На третье в ночь. Проснувшись рано, / В окно увидела Татьяна / Поутру побелевший двор, / Куртины, кровли и забор, / На стеклах легкие узоры, / Деревья в зимнем серебре, Сорок веселых на дворе / И мягко устланные горы / Зимы блистательным ковром. / Все ярко, все бело кругом. / Зима!.. Крестьянин, торжествуя, / На дровнях обновляет путь; / Его лошадка, снег почуя, / Плетется рысью как-нибудь; / Бразды пушистые взрывая, \ Летит кибитка удалая; / Ямщик сидит на облучке / В тулупе, в красном кушаке. / Вот бегает дворовый мальчик, / В салазки жучку посадив, / Себя в коня преобразив; / Шалун уж заморозил пальчик: / Ему и больно и смешно, / А мать грозит ему в окно...
Пушкин останавливается. Зачарованный народ открыл рты и слился с ритмом пушкинских строк. Наконец, кто-то аплодирует первым, толпа подхватывает. Пушкин раскланивается. Гончарова раздувает ноздри - Пушкин ее возбуждает. Арина Родионовна вытирает слезинку. Пушкин видит, что народ его любит, он стоит на сцене как триумфатор и ждет решения жюри. В жюри вместо Белинского сидит Бенкендорф. Он уверенно поднимает "шестерку", то же самое делают два других мудака. Пушкин смотрит на цифру "666". Рядом с Пушкиным уже стоит Распорядитель.
РАСПОРЯДИТЕЛЬ
Ну вот, господа и закончился наш поэтический конкурс! Победу одержал господин Жуковский!
(поворачивается к
поэтам-конкурсантам,
аплодирует)
Попросим нашего победителя на сцену! Попросим, господа! Попросим!
Распорядитель бешено аплодирует, публика отвечает жидкими хлопками. На сцену поднимается торжествующий Жуковский. Он уничижительно смотрит на Пушкина.
Народ начинает свистеть, и улюлюкать, раздаются крики "Нечестно!", "Жулики!", "Долой Жуковского!" Бенкендорф и мудаки из жюри вжимают головы в плечи и нагибаются пониже, боясь, что в них могут пальнуть. Судья потирает ладошки и глумливо смотрит на Гончарову.
63. ИНТ. КАБАК - ВЕЧЕР.
За столом сидит Пушкин. Перед ним бутыль водки, стакан и миска с солеными огурцами. Бутыль на треть пустая. Пушкин мрачно смотрит в пространство, не видя и не слыша людей. В кабаке умеренный гул: картежники, гуляки, женщины легкого поведения. В массовке мелькают Державин, Кизляевы и юродивый Коля. На сцене играет на рояле Глинка. К Пушкину подходят Батюшкин и Штакельбекер.
ШТАКЕЛЬБЕКЕР
Ах, вот Вы где! Ну, наконец-то мы Вас нашли!
Поэты садятся напротив Пушкина.
ШТАКЕЛЬБЕКЕР
Александр Сергеич! Мы всецело на Вашей стороне! Это же было не судейство, а самый натуральный балаган! Бессовестное жульничество!
(берет Пушкина за руку)
Саша, ты только не убивайся так. Все знают - ты лучший российский поэт! А Жуковский - старый напыщенный рифмоплет и боле ничего. В нем Божеской искры нет и никогда не было!
Пушкин убирает свою руку из ладони Штакельбекера и равнодушными глазами смотрит на поэтов. Батюшкин как бы между прочим наливает себе полстакана водки.
БАТЮШКИН
За такое судейство - в кандалы и в Сибирь!
(дежурно)
Ваше здоровье!
Батюшкин лихо опрокидывает полстакана водки и закусывает огурцом.
ПУШКИН
Господа... Будьте так любезны, оставьте меня одного.
ШТАКЕЛЬБЕКЕР
А! Конечно. Конечно.
(Батюшкину)
Пойдем, Иван Карлович. Саше надобно забыться.
Поэты встают и уходят, Батюшкин на ходу доедает соленый огурец, вытирает руки о штанину. Открывается дверь кабака, и входят Геккерн и Дантес. Они оба запыленные, небритые и уставшие - видно, что с дороги. Только войдя, они сразу видят Пушкина - он сидит прямо напротив входа. А Пушкин сразу видит киллеров. Геккерн и Дантес переглядываются, как бы говоря друг другу "Да это же он!" Оба кладут руки на револьверы, готовясь выхватить их в любую секунду. Пушкин тоже застывает на несколько секунд и смотрит на своих преследователей. А потом наливает себе водки и делает Геккерну и Дантесу жест стаканом - Ваше здоровье! Медленно выпивает водку, не морщась, и закусывает соленым огурцом. Геккерн и Дантес понимают, что Пушкин не собирается бежать, и не спеша идут к его столику. Рук с револьверов не убирают.
ГЕККЕРН
(Пушкину, спрашивает разрешения сесть)
Вы позволите?
ПУШКИН
Сделайте милость.
ГЕККЕРН
Благодарю.
Геккерн и Дантес садятся за стол. Тут же подскакивает ПОЛОВОЙ с грязным полотенцем через локоть.
ПОЛОВОЙ
(Гекекерну и Дантесу)
Чего изволите, господа? Водочки-с? Или пообедать? Со вкусом?
Дантес не спускает с Пушкина глаз. Геккерн поворачивается к Половому.
ГЕККЕРН
Принеси нам еду.
(поднимает палец)
Только самое лучшее! И бутылку красного вина. Здесь есть французское вино?
ПОЛОВОЙ
А как же-с! Бордо, Анжуйское-с... Рейнское!
ГЕККЕРН
Рейнское - это германское вино. Дубина!
ПОЛОВОЙ
Виноват-с...
ГЕККЕРН
Хорошо. Принеси поесть и бутылку анжуйского.
ПОЛОВОЙ
Слушаю-с...
Половой убегает. Геккерн поворачивается к Пушкину. Далее киллеры говорят по-французски.
ГЕККЕРН
(Дантесу)
Скажи Жорж, тебе ничего здесь не портит аппетит?
ДАНТЕС
(подхватывает шутку коллеги)
Ты прав, Луи. Этот господин определенно не способствует пищеварению.
ГЕККЕРН
Этот господин? Но что в нем особенного?
ДАНТЕС
Он негодяй, Луи. Отвратительный негодяй. Он проиграл в карты большую сумму и сбежал. Я не удивлюсь, если он сбежит отсюда, не заплатив за это жуткое пойло...
Дантес брезгливо берет бутылку и нюхает, делая "пфуй!"
ГЕККЕРН
А нам потом еще придется за него платить. Ведь могут подумать, что мы с ним друзья и вместе обедали.
ДАНТЕС
Если нас примут за его друзей, будет особенно неприятно. Подумают еще, что мы одна шайка жуликов!
ГЕККЕРН
Жорж, так ты сможешь кушать в присутствии господина Пушкина? Или, может, нам сначала лучше вывести его на улицу и пристрелить?
ДАНТЕС
А мы не можем пристрелить его прямо здесь?
ГЕККЕРН
Жорж!
(показывает вокруг)
Люди кушают. Давай не будем портить им аппетит.
Сейчас господин Пушкин спокойно встанет и спокойно выйдет с нами на улицу.
(Пушкину)
Да, господин Пушкин? Или предпочитаете получить пулю в этом... Как это говорят по-русски... Гадючнике?
В этот момент Половой приносит поднос с едой и вином для Геккерна и Дантеса.
ПОЛОВОЙ
(ставит тарелки на стол)
Расстегайчики! Ушица! Со стерлядкой! Заяц с чесночным соусом!
(ставит бутылку)
Только прошу простить великодушно-с... Анжуйское закончилось.
(кивает на сидящих
недалеко Штакельбекера
и Батюшкина)
Вот прямо перед вами господа поэты заказали-с…
Половой модным движением показывает бутылку Геккерну, Дантесу и зачем-то Пушкину.
ПОЛОВОЙ
Бургунь-Гранд-Ординэр! Специально для вас принес. Последняя бутылка осталась.
Неожиданно Пушкин выхватывает у Полового бутылку и бьет ей Дантеса по голове. Бутылка разбивается вдребезги. Дантес еще не успевает рухнуть, как Пушкин переворачивает стол на Полового и Геккерна. Женщины визжат. Посетители кабака оборачиваются, Глинка перестает играть на рояле. Геккерн от толчка летит в сторону и переворачивает тарелку супа на здоровенного и мордатого КУПЧИНУ. Тот открывает рот и таращит глаза на свой испорченный костюм.
ГЕККЕРН
(Купчине, мимоходом)
Экскьюзи муа, силь ву пле!
Геккерн вытаскивает револьвер и ищет глазами Пушкина. Облитый Купчина встает.
КУПЧИНА
(Геккерну)
Какой силь ву пле? Ты что ж это, скотина такая, себе позволяешь?!
Купчина разворачивает его к себе лицом.
КУПЧИНА
А ну отвечать! Когда с тобой купец первой гильдии Ласточкин разговаривает!
Геккерн пытается поднять свой револьвер, но Купчина легко отбирает оружие.
КУПЧИНА
А ну дай сюда!
Купчина, чтоб показать Геккерну ху из ху, с дьявольской усмешкой сгибает ствол револьвера и отдает его Геккерну. Геккерн понимает, что его сейчас будут убивать и медленно пятится.
ГЕККЕРН
(проникновенно)
Я искренне сожалею об этом недоразумении... И готов возместить... Так сказать, ущерб, нанесенный в результате моих неуклюжих действий...
КУПЧИНА
Чего? Это я тебе самому сейчас ущерб возмещу!
ГЕККЕРН
Помилуйте! Но какой же ущерб Вы мне будет возмещать?
КУПЧИНА
А это мы сейчас увидим!
Купчина легко поднимает Геккерна и бросает его в самую гущу народа - в центр стола, за которым гуляет веселая компания. Геккерн разбивает своей тушкой стол, еда, напитки и столовые приборы летят в разные стороны. Геккерна начинают бить.
КУПЧИНА
Возместит он мне! Это Ласточкин ущербы возмещает!
Кабацкая драка набирает обороты, в нее вовлекаются все новые люди, включая почтенных господ и приличных женщин, кабацкую прислугу и девочек из "нумеров". Купчина смотрит на это все больше возбуждаясь. Сбрасывает тесный сюртук, закатывает рукава.
КУПЧИНА
(азартно)
Ну, понеслась!
Купчина бросается в людское месиво, чувствуется, что ему этого остро не хватало. Глинка непроизвольно "аккомпанирует" драке. Он подчеркивает аккордами каждый удар. У него получается феерический марш-джаз.
Наконец, Глинка не выдерживает, оставляет рояль и тоже бросается в драку. Из «нумеров» выходит Гончарова и с балкона смотрит на людское месиво внизу. Ее взгляд оживает.
ГОНЧАРОВА
(с ухмылкой)
Ну, хоть что-то от души в нашей дыре…
64. ИНТ. ПОД СТОЛОМ - ВЕЧЕР.
Штакельбекер и Батюшкин сидят под столом с длинной скатертью. Они прихватили с собой закуски. Тут они пережидают кабацкую драку, закусывают и спорят на профессиональные темы. Фоном их беседы звучат крики дерущихся, хруст ломаемой мебели, визг женщин, звон посуды, стук ударов и вздрагивание стола.
БАТЮШКИН
Ну, Вы, Карл Иваныч и хватили, конечно! Шекспеар!.. Какой-то там Шекспеар свыше, чем Гомер! Да ни в жизнь я с этим не соглашусь! Больше того Вам скажу, сто Шекспеаров одного Гомера не переплюнут!
ШТАКЕЛЬБЕКЕР
Да и ста не надобно! И одного довольно! Переплюнет, да еще и как! Со свистом-с переплюнет!
БАТЮШКИН
Да Вы Вашего Шекспеара хоть медом обмажьте! С ног до головы! Я его все равно знать не хочу! Он же плагиатор чистой воды! А все его пиэсы - дешевые переделки! Хорош гусь! Взял старый анекдот, расфуфырил его, чтоб на спектакль хватило! И пожалте - великий драматург!
ШТАКЕЛЬБЕКЕР
Расфуфырить тоже с умом надо! Вам хоть тыщу анекдотов дай, Вы ничего не расфуфырите.
БАТЮШКИН
Конечно, куда уж нам... Фуфырить? Когда Ваш Шекспеар все расфуфырил!
ШТАКЕЛЬБЕКЕР
А от Вашего Гомера, Иван Карлович, извините, мухи дохнут. Я, если хотите знать, с помощью Гомера мух извожу. Беру "Илиаду" и читаю вслух. И что Вы думаете? Дохнут-с, как миленькие!
БАТЮШКИН
Можно подумать от Вашего Шекспеара все расцветает?! Вы вино, кстати, захватили?
ШТАКЕЛЬБЕКЕР
Нет. Я думал, Вы захватите.
БАТЮШКИН
Эх... Жаль будет, если пропадет. Вы бы, Карл Иванович, быстро выскочили и с бутылкой назад.
ШТАКЕЛЬБЕКЕР
Ну, почему же именно я?
БАТЮШКИН
А кто же? Виллиам Шекспеар? За вино, между прочим, три рубли с полтиной плачены!
ШТАКЕЛЬБЕКЕР
Можно подумать, это Вами плачены!
БАТЮШКИН
Это изрядное скотство с Вашей стороны, Карл Иванович, напоминать пииту о презренном металле! Я же просил Вас записать на мой счет!
ШТАКЕЛЬБЕКЕР
Да уж только и делаю, что на Ваш счет записываю! Уж все чернила на Вас извел!..
БАТЮШКИН
Тихо!
ШТАКЕЛЬБЕКЕР
Да нет уж, Вы мне рот не затыкайте!..
БАТЮШКИН
Тихо, Карл Иванович. Кажется, закончилось.
Снаружи, действительно, все стихло. Батюшкин и Штакельбекер осторожно выглядывают из-под скатерти.
65. ИНТ. КАБАК - ВЕЧЕР.
Батюшкин и Штакельбекер вылезают из-под стола, осматривают кабак. Зал полностью разгромлен в лучших традициях жанра. В углу невозмутимо кушает супчик старик Державин. На рояле сидит юродивый Коля. На ногах только Пушкин и Дантес. Они оба сильно помяты. Дантес пытается нанестиразмашистый удар Пушкину, но Пушкин ловко уворачивается и бьет Дантеса в челюсть. Дантес падает навзничь на стол, под которым прятались Батюшкин и Штакельбекер. При этом разбивает ту самую бутылку анжуйского.
БАТЮШКИН
Ёп-перный театр! Попили анжуйского!
Гончарова уже спустилась вниз и наблюдает за поединком с близкого расстояния.
ГОНЧАРОВА
(аплодирует)
Браво, Александр Сергеевич! Браво!
Дантес тяжело поднимается, опершись на локоть. Вытирает кровь с разбитой губы.
ДАНТЕС
(Гончаровой, по-французски)
Заткнись, чертова шлюха!
ПУШКИН
(Гончаровой)
Наталья Николавна, позвольте Вашу перчатку.
Гончарова сдергивает длинную перчатку и отдает Пушкину. Пушкин хлещет перчаткой Дантеса по лицу. Тот еще в нокдауне и не может сопротивляться, только вяло отмахивается.
ПУШКИН
(хлещет перчаткой)
Ты как, сукин сын, с дамой разговариваешь?! С дамой надобно любезность проявлять! Или тебя в твоих франциях не учили?
ДАНТЕС
(вяло отмахивается)
Я не позволю… Остановитесь, сударь! Довольно!
Финальным аккордом Пушкин хватает Дантеса за горло и засовывает перчатку ему в рот.
ПУШКИН
Вы, милостивый государь, невоспитанный хам и скотина! Я вызываю Вас на дуэль!
Во время этой экзекуции из-под обломков вылезает помятый Геккерн, тихонько вытаскивает у кого-то из кобуры револьвер и подкрадывается к Пушкину сзади. Приставляет ствол к затылку. Пушкин замирает.
ГЕККЕРН
Помолитесь, месье Пушкин. Только коротко.
В кабаке тишина, все понимают, что помешать Геккерну никто не успеет. Дантес окончательно приходит в себя и вытаскивает изо рта перчатку. Говорит с Геккерном по-французски.
ДАНТЕС
Не стреляй, Луи! Он вызвал меня на дуэль.
ГЕККЕРН
Жорж, я тебя умоляю! Брось эти светские условности. Все равно он - покойник. Не сегодня, так завтра.
ДАНТЕС
Луи, ты хочешь погубить мою репутацию? Все Дантесы на перчатку отвечали пулей. Но не в затылок, а в сердце!
Геккерн опускает револьвер и помогает подняться Дантесу.
ДАНТЕС
(Штакельбекеру, на ломаном русском)
Где у вас тут делают дуэль?
ШТАКЕЛЬБЕКЕР
Так… Обычно на Черной речке.
ДАНТЕС
(Пушкину)
Завтра утром. В девять часов. Жду Вас на Черной речке.
ПУШКИН
Давайте лучше в одиннадцать.
На эту фразу реагирует юродивый Коля.
КОЛЯ
(громко, радостно)
Как у нас на Черной речке / Помирают человечки!
Все оглядываются на Колю - тот спрыгивает с рояля и проводит рукой по всем клавишам - раздается тревожный аккорд.
66. ИНТ. ДОМ ПУШКИНА - ВЕЧЕР.
Пушкин сидит в кабинете и пишет завещание в стихах. На столе свеча, чернила, гусиное перо и бумага. Тут же бутылка вина и бокал. Пушкин отхлебывает вино, пишет, вслух проговаривает текст.
ПУШКИН
(бормочет под нос)
Я памятник себе воздвиг нерукотворный, / К нему не зарастет народная тропа. / Вознесся выше он...
Вокруг ходит Арина Родионовна и причитает.
АРИНА РОДИОНОВНА
Господи, что ж это будет? Господи-и-и-и! Что ж ты удумал-то, Сашенька!
ПУШКИН
Няня, я тебя прошу, хватит причитать!
(утыкается в стихи)
Вознесся выше он...
(Няне)
Рифма на "нерукотворный"?!
АРИНА РОДИОНОВНА
(всхлипнув)
Узорный.
ПУШКИН
Почему узорный?
АРИНА РОДИОНОВНА
Платок бывает узорный.
ПУШКИН
Причем тут платок? Нерукотворный... Вознесся выше он... Вознесся как? Вознесся чем? Вознесся... Главою... Главою... Непокорной. Непокорной, няня, главою он вознесся!
(декламирует)
Вознесся выше он главою непокорной / Александрийского столпа!
АРИНА РОДИОНОВНА
А вдруг убьет тебя французишка этот подлый. Вот умрешь ты, что я делать стану?
ПУШКИН
Авось, до смерти не убьет.
(продолжает сочинять)
Нет, весь я не умру, няня.
(продолжает писать и бубнить стихи вслух)
Душа в заветной лире / Мой прах переживет и тленья убежит / И славен буду я, доколь в подлунном мире / Жив будет хоть один пиит...
Внизу звенит дверной колокольчик.
АРИНА РОДИОНОВНА
Кого это еще черти принесли на ночь глядя?
67. ИНТ. ДОМ ПУШКИНА - ВЕЧЕР.
Няня с обрезом и свечой в руках подходит к входным дверям.
АРИНА РОДИОНОВНА
Кто там?
ГОНЧАРОВА
(из-за двери)
Я к господину Пушкину! По важному делу!
68. ИНТ. ДОМ ПУШКИНА - ВЕЧЕР.
Кабинет. Открывается дверь, входит Гончарова. Пушкин отрывается от стихов.
ГОНЧАРОВА
(издевательским тоном)
Ай да Пушкин! Ай да сукин сын!
ПУШКИН
(в тон)
Здравствуйте, Наталья Николавна! Чем обязан визиту прекрасной дамы в столь поздний час?
ГОНЧАРОВА
Да уж обязан, Александр Сергеич! Иль забыл? Это что ж получается? Занял у беззащитный женщины крупную сумму, а сам на дуэль? Под пулю? Вот ежели убьет тебя Дантес, что тогда? Плакали мои денежки?! Порядочные люди так не поступают!
ПУШКИН
И что Вы хотите? Чтоб я дуэль отменил?
ГОНЧАРОВА
Я хочу, Саша, чтоб ты мне долг вернул. С процентами! И даже могу подсказать, как это половчей сделать.
69. ИНТ. ДОМ ПУШКИНА - ВЕЧЕР.
Арина Родионовна подслушивает под дверью, прислонив к уху горшок. От того, что она слышит, у нее округляются глаза и открывается рот.
70. ИНТ. ДОМ ПУШКИНА - ВЕЧЕР.
Пушкин и Гончарова продолжают выяснять отношения. Пушкин вскочил со стула и возбужденно жестикулирует.
ПУШКИН
Да ну Вы с ума сошли! Вы хотите, чтоб великий Пушкин занимался пошлым грабежом?
ГОНЧАРОВА
Саша! Какой грабеж?! Ты выиграл конкурс? Выиграл! Тебе это скажет любая собака в нашем городе. А получил ты, Саша, шиш с маслом. И что теперь? Великий Пушкин утрется и все забудет?
(ехидно)
Поймет и простит?
ПУШКИН
(устало и раздраженно)
Натали, я Вас умоляю!..
ГОНЧАРОВА
Да не надо меня умолять! Надо пойти и забрать свое! Или у нас нынче забрать свое называется грабежом?
Пушкин молчит, возразить ему нечего. Гончарова снимает с шеи ключ на шнурке и протягивает Пушкину.
ГОНЧАРОВА
Вот ключ от его сейфа. Деньги ждут Вас ровно в полночь. А я сделаю так, чтоб в это время Николай Палыч был очень и очень занят.
71. ИНТ. "НУМЕРА" - НОЧЬ.
Дантес и Геккерн сидят в креслах с револьверами в руках. Напротив стоит Половой в кольчуге поверх одежды. Он страшно перепуган - едва не писается от страха.
ДАНТЕС
А если пробьет?
ГЕККЕРН
Кузнец мне на святом распятии клялся. Сказал, ни клинок не берет, ни пуля.
Половой падает на колени и ползет к Дантесу и Геккерну.
ПОЛОВОЙ
Господа! Благодетели! Отцы родные! Не погубите! Христом Богом молю! У меня же детей пятеро! Не осиротите! Ваши благородия! Христом Богом!...
ГЕККЕРН
Нет у тебя, милейший, никаких детей! Я узнавал.
Дантес упирает ствол револьвера в лоб Половому.
ДАНТЕС
Выбирай, каналья: в лоб или в кольчугу.
ПОЛОВОЙ
В кольчугу! В кольчугу!
ДАНТЕС
Ну так стань смирно! Где стоял.
Половой возвращается на место и от ужаса зажмуривается. Дантес стреляет в сердце Половому. Половой падает на пол.
ДАНТЕС
(озабоченно)
Я его убил?
Геккерн встает и смотрит на Полового. Наклоняется, бьет Полового по щекам. Половой открывает затуманенные глаза.
ПОЛОВОЙ
А?.. Я уже в раю?
Резкость наводится - Половой видит Геккерна.
ГЕККЕРН
Таких прохвостов, как ты, в рай не пускают.
Геккерн отковыривает от кольчуги расплющенную пулю и показывает ее Дантесу, а потом засовывает ствол револьвера Половому в рот.
ГЕККЕРН
(Половому)
А если кому об этом расскажешь, я тебе язык отстрелю! Понял?
Половой в знак понимания испуганно моргает и мелко кивает.
72. НАТ. УЛИЦА - НОЧЬ.
Задворки дома Судьи. Няня на углу дома стоит на шухере и выглядывает на улицу. Пушкин раскручивает лассо и забрасывает петлю на печную трубу. По веревке карабкается на крышу, поскальзывается и чуть не падает.
НЯНЯ
(тихонько вскрикивает)
Саша!..
Пушкин восстанавливает равновесие.
ПУШКИН
Тихо, няня... Люди спят...
Няня крестится.
НЯНЯ
(причитает)
Господи, помоги... Не дай пропасть...
Пушкин ножом отжимает раму чердачного окна и залезает внутрь дома.
73. ИНТ. СПАЛЬНЯ - НОЧЬ.
Спальня Судьи. На большой кровати под одеялом происходит характерная возня и звучит характерное сопение и повизгивание. Над кроватью висит богатый ковер. На нем коллекция оружия: револьверы, сабли, ружья и т.п. В центре коллекции висит небольшой колокол (типа корабельной рынды).
74. ИНТ. КОРИДОР - НОЧЬ.
Пушкин спускается по лестнице с чердака. Лестница жутко скрипит. Пушкин пытается ступать как можно осторожнее, но раздается особо громкий скрип.
75. ИНТ. СПАЛЬНЯ - НОЧЬ.
Спальня. Телодвижения останавливаются, из-под одеяла выныривает голова Судьи. Он прислушивается. Из-под одеяла появляется Гончарова.
ГОНЧАРОВА
Ты чего?
СУДЬЯ
Слыхала? Скрипнуло что-то.
ГОНЧАРОВА
(со смехом)
Это ты, Николаша, скрипишь. Годочки-то берут свое. Ха-ха-ха!
СУДЬЯ
Ах, ты, чертовка! Я тебе сейчас покажу, как в старики меня записывать!
Судья снова ныряет под одеяло.
76. ИНТ. КОРИДОР - НОЧЬ.
Пушкин крадется по коридору босиком с сапогами в руках.
77. ИНТ. КОМНАТА ПРИСЛУГИ - НОЧЬ.
Комната для прислуги. На полу стоят грязные сапоги, обмотанные портянками. На лавках спят братья Кизляевы. Они громко храпят. На столе остатки ужина: объедки, грязная посуда, бутылки с остатками выпивки.
78. ИНТ. СПАЛЬНЯ - НОЧЬ.
Спальня Судьи. За несколько мгновений до апофеоза. Судья рычит, Гончарова стонет. Ритм ускоряется. Колокол на ковре дает сигнал: шнурок, уходящий в дырку в ковре, дергает язычок - раздается звон. Судья подскакивает. Вылезает из-под одеяла. На нем длинная ночная рубашка.
ГОНЧАРОВА
Ты что, Николаша?!
СУДЬЯ
Тс-с-с! Воры в доме!
ГОНЧАРОВА
Какие воры?! С чего ты взял?
Судья снимает с ковра двустволку и проверяет, заряжена ли она.
СУДЬЯ
Какие воры! Подлые воры!
(показывает на колокол)
Сработала алярма немецкая!
Гончарова хватает Судью за рубашку, стараясь не выпустить из спальни.
ГОНЧАРОВА
(перепуганно)
Какая алярма?
СУДЬЯ
Третьего дня немецкий инженер сладил! Полтораста целковых содрал, морда!
(радостно)
Как сердце чуяло!
Гончарова изображает испуг - ей надо задержать Судью.
ГОНЧАРОВА
Николаша, не ходи! Я боюсь, Николаша! А как убьют?!
Судья грубо отпихивает Гончарову.
СУДЬЯ
Отстань, дура!
Судья выскакивает из спальни.
79. ИНТ. КАБИНЕТ - НОЧЬ.
Кабинет Судьи. Пушкин достает из сейфа пачки денег и складывает на стол, покрытый скатертью. Завязывает скатерть в узел, чтобы унести деньги. Дверь потихоньку открывается. Входит судья в ночной рубашке. Пушкин его не видит. В руках у Судьи двустволка. Судья берет Пушкина на прицел.
СУДЬЯ
Замри, подлец! И руки подними!
Пушкин поднимает руки.
СУДЬЯ
А теперь медленно повернись! Чтоб я не стрелял тебе в спину.
Пушкин медленно поворачивается. Судья узнает его.
СУДЬЯ
Ба-а-а-а! Знакомые все лица! Господин Пушкин! Так Вы оказывается не только стишки сочинять мастак?
ПУШКИН
Да Вы тоже мастак, господин Судья. В подставных конкурсах передергивать.
СУДЬЯ
Револьверчик мне бросьте. Только аккуратненько. Двумя пальчиками.
Пушкин двумя пальцами вынимает револьвер из кобуры и бросает Судье. Тот ловит.
СУДЬЯ
А теперь мои деньги положите на место.
Пушкин запихивает узел с деньгами обратно в сейф.
СУДЬЯ
И сейф закройте.
Пушкин закрывает сейф на ключ.
СУДЬЯ
А ключик на стол положите.
Пушкин кладет ключ.
СУДЬЯ
Откуда у Вас ключик, господин Пушкин?
Пушкин молчит.
СУДЬЯ
Ну что ж... Не хотите беседовать со мной по-джентльменски...
Судья неожиданно стреляет несколько раз в потолок из револьвера.
80. ИНТ. КОМНАТА ПРИСЛУГИ - НОЧЬ.
Комната для прислуги. Калистрат просыпается от выстрелов.
КАЛИСТРАТ
(вскакивает с лавки)
А? Чевой?
81. ИНТ. СПАЛЬНЯ - НОЧЬ.
Спальня. Гончарова тревожно прислушивается, а потом встает на кровати и снимает с ковра револьвер. Проверяет, заряжен ли он. Он заряжен.
82. ИНТ. КАБИНЕТ - НОЧЬ.
Пушкин сидит на стуле. Судья держит его на прицеле. Вваливаются Кизляевы с оружием в руках.
СУДЬЯ
(Кизляевым, строго)
Из вас охрана, как из говна пуля! Сколько ждать можно? Я что ли самолично должен злодеев ловить?
КАЛИСТРАТ
Так мы это... Сразу... Как бабахнуло, так и примчались.
СУДЬЯ
Примчались они! Бабахнуло им!
(кивает на Пушкина)
Смотреть в оба!
КАЛИСТРАТ
(узнает Пушкина)
Ой! Так это ж господин поэт.
АНТОН
(Пушкину)
Со свиданьцем! А я ж тебе говорил, что сквитаемся. А ты смеялся. Ну вот нонеча и повеселимся, господин хороший.
Парамон довольно ухмыляется и помахивает кистенем.
СУДЬЯ
Так, а ну цыц! Я тут решаю, кого казнить, кого миловать. Или забыли, кто здесь Судья?
КАЛИСТРАТ
Звиняйте, Ваше превосходительство. Простите братовьев. Обижены они шибко на ентого Пушкина.
СУДЬЯ
(Пушкину, глумливо)
Да я, может, тоже на него шибко обижен. Может, моя обида еще и посильней вашей будет.
83. НАТ. УЛИЦА - НОЧЬ.
Арина Родионовна стоит под домом и с испугом смотрит на окно, за которым звучали выстрелы.
АРИНА РОДИОНОВНА
(крестится)
Господи, спаси Сашеньку! Не бросай нас, Господи!
84. ИНТ. КАБИНЕТ - НОЧЬ.
В кабинете светло. На столе горит подсвечник. Антон и Парамон прижимают руки Пушкина к столу. Напротив Пушкина - Судья и Калистрат.
СУДЬЯ
Ну что ж, господин Пушкин... Казнить я Вас не буду. Я же не изверг какой. Но примерно наказать обязан. Чтоб другим не повадно было. В старину был хороший обычай - ворам рубили руки. Чтоб больше не крали.
Судья берет паузу, чтоб насладиться эффектом. Ждет, когда Пушкин запросит пощады. Но Пушкин смотрит в глаза Судье и молчит.
СУДЬЯ
Да Вы не бойтесь, Александр Сергеич. Не будем мы Вам руки рубить. Чай не в Средневековье живем. Мы Вам только пальчики шаловливые поотбиваем. Ибо заслужили-с!..
(Калистрату)
Давай!
Калистрат берет револьвер за ствол и рукояткой разбивает Пушкину пальцы левой руки. Пушкин от боли мычит и стонет, но не кричит - держится. Калистрат превращает его руку в кровавую лепешку. Во все стороны летят кровавые брызги.
СУДЬЯ
(Пушкину)
Ну что, господин Пушкин?.. Может, покаетесь? В грехах своих? Прощенья попросите? Расскажете, откуда у Вас ключик от моего сейфа.
Пушкин, не мигая, смотрит на Судью. Судья глумится, разыгрывая перед Пушкиным маленький спектакль.
СУДЬЯ
Вы же не могли его сами сделать? Чтоб сделать дубликат, надобно иметь оригинал. Дома Вы у меня никогда не бывали и ключик мой взять не могли. А это значит, Вам кто-то помог. И этот кто-то вхож ко мне в дом.
Судья пристально и подозрительно смотрит на Кизляевых - те отводят глаза от жесткого взгляда Судьи.
СУДЬЯ
Какую ж это я змею пригрел на груди? А, Пушкин? Подскажите! Может, это Ваш дружок Жуковский? Так он пукнуть без моего ведома боится. Вряд ли. Или может, Александр Христофорович Бенкендорф? Который тридцать лет служит верой и правдой? На страже порядка и справедливости?
(как бы раздумывает)
Нет! Быть такого не может! А если может, значит настал конец света, и деньги мне боле не нужны. Не-е-е-ет, господин Пушкин, это не Бенкендорф.
Судья неожиданно хватает за бороду Калистрата и нагибает его к Пушкину.
СУДЬЯ
А может, это Калистрат?!
Калистрат от неожиданности и боли краснеет, у него на глазах слезы и ужас на лице.
КАЛИСТРАТ
(Судье)
Николай Палыч! Да мы ж... И в помыслах никогда! И пальцем! Батюшка! Мы ж тебе, как псы преданнейшие! Ты ж нам, как отец родной! Мы ж за тебя готовы хоть на плаху!
СУДЬЯ
(Пушкину)
Слыхал? Псы преданнейшие! Тоже, получается, не брали.
(Парамону и Антону)
Не брали? Ключ?
ПАРАМОН
Не! Не!..
АНТОН
(размашисто крестится)
Святой истинный крест!
СУДЬЯ
Александр Сергеич! Ну так что? Назовешь сообщничка?
Пушкин молчит.
СУДЬЯ
(Калистрату)
Держи его крепко!
Калистрат заходит Пушкину за спину и держит его за горло удушающим приемом, а младшие братья - за руки. Судья берет револьвер и разбивает Пушкину указательный палец правой руки. Пушкин мычит и рычит от боли.
СУДЬЯ
(хлопает себя по лбу)
Ой! Совсем запамятовал!
(Пушкину)
У Вас же завтра дуэль с господином Дантесом! Как же Вы теперь стреляться-то будете? С разбитыми пальчиками?.. Вы уж простите меня, дурака. Ну совершенно вылетело из головы.
Братья Кизляевы ржут над шуткой Судьи. Пушкин молчит и смотрит на судью с вызовом. Судья перехватывает этот взгляд и срывается - начинает лупить рукоятью по оставшимся целым пальцам.
СУДЬЯ
(кричит)
Кто?! Кто тебе дал ключ?! Отвечать, когда я спрашиваю! Отвечать, паскуда!
Пушкин почти теряет сознание. Он весь забрызган кровью. Судья и Кизляевы тоже в крови. Судья бьет Пушкина по лицу, чтоб привести в чувство.
СУДЬЯ
Крепкий Вы орешек, господин Пушкин. Вам бы в кавалергарды с таким геройством.
ПУШКИН
(шутит из последних сил)
Не возьмут. Ростом не вышел.
Пушкин ухмыляется. Судья тоже улыбается.
СУДЬЯ
Вот шельмец! Одной ногой, почитай, в могиле, а все шутки шутит! Люблю веселых людей!
(Кизляевым)
Да отпустите вы его!
Кизляевы отпускают Пушкина, он обессиленно откидывается на спинку.
СУДЬЯ
Только зря Вы тут корчили... Героя нашего времени. Я и без Вас знаю, кто на мои денежки позарился.
(сам себе)
Тварь неблагодарная!
(Пушкину, пафосно)
Это наша несравненная...
Дверь открывается. В кабинет входит Гончарова, закутанная в одеяло.
ГОНЧАРОВА
(Судье, ехидно)
Догадливый ты, Николаша.
СУДЬЯ
О! Наталья Николавна! А мы тут с дружком твоим беседы беседуем. На моральные темы. Вот думаем, как поступить с человеком, который жил в твоем доме, ел, пил...
(с нажимом)
Спал! На пуховых перинах! А потом тебя же и продал!
ГОНЧАРОВА
Ну и что ты придумал? Повесишь меня на главных городских воротах? Или своим скотам Кизляевым отдашь? На поругание?
Парамон Кизляев плотоядно сглатывает от вожделения.
СУДЬЯ
Ха! Кизляевым отдать! Да тебе это только в радость будет! Тебя и гренадерским полком не проймешь. Шлюха! Мы тебя, Натали... В Париж отправим. Как ты мечтала. А также в Венецию, Вену и Рим. По частям. Почтовыми дилижансами.
Гончарова подходит к Судье вплотную.
ГОНЧАРОВА
(ехидно)
Ну, так казни меня, мой господин!
Гончарова сбрасывает одеяло и остается голой. Кизляевы открывают рты. Судья опускает глаза и видит револьвер, который Гончарова уперла ему в живот.
СУДЬЯ
(испуганно)
Ты... Ты чего?!
Гончарова стреляет. Судья падает. Кизляевы порываются выхватить свое оружие, но не успевают. Гончарова хладнокровно расстреливает их. Кизляевы падают. Судья корчится на полу и тянется к лежащему на полу револьверу, чтобы застрелить Гончарову. Она отталкивает револьвер ногой, своим револьвером целится в Судью.
СУДЬЯ
(растерянно, жалко, истерично)
Нет! Нет! Натали! Пощади! Умоляю! Не надо! Ну, погоди! Ты же умная женщина! Посуди сам! Зачем тебе моя смерть? Все бери, только не убивай!
ГОНЧАРОВА
(брезгливо)
Николаша! Не теряй лицо!
Гончарова стреляет Судье в сердце. Судья умирает с выражением безграничного удивления на лице. Пушкин, с одной стороны в шоке от такой прыти Гончаровой, с другой рад спасению. Гончарова берет со стола ключ, открывает сейф и достает узел с деньгами. Ставит узел на стол, развязывает, убеждается, что там деньги. Параллельно беседует с Пушкиным.
ГОНЧАРОВА
Эх, Саша, Саша... Поэт ты, конечно, от Бога. А грабитель из тебя отвратительный. Ну вот, что ты тут устроил?..
(картинно оглядывается)
Это ж чистая Варфоломеевская ночь!
Гончарова снова завязывает узел с деньгами и наклоняется к Пушкину.
ГОНЧАРОВА
Я-то думала, возьмем потихоньку денежки и укатим с тобой в Европу. Поживем красиво. А теперь… Ну что мне с тобой делать теперь? С инвалидушкой безруким?
У Пушкина нет ни сил, ни возможности сопротивляться, да и говорит он еле-еле.
ПУШКИН
(кивает на деньги)
Я долг вернул. Дальше поступай, как знаешь…
Гончарова откидывает барабан своего револьвера - остался один патрон.
ГОНЧАРОВА
У меня как раз один патрон остался.
Пушкин смотрит в глаза Гончаровой.
ГОНЧАРОВА
(как бы слегка оправдывается)
Ну, посуди сам, Саша… Зачем мне свидетеля оставлять? Да и тебе такому зачем дальше жить? Ты же в полгода сопьешься и сам в петлю прыгнешь.
ПУШКИН
(горько усмехается)
Вот, значит, как?.. Наш романчик вывернул?
ГОНЧАРОВА
Саш… Оно так всем лучше будет. И тебе меньше мучиться. И мне проще убежать. Пока полиция будет выяснять, как ты тут оказался, да зачем, да почему… Да как вы тут друг друга перестреляли. Про меня не сразу и вспомнят. А как вспомнят - я уж далеко буду.
Гончарова отходит на шаг, поднимает револьвер и целится Пушкину в лоб.
ГОНЧАРОВА
(как бы наивно)
Ты уж прости меня, пожалуйста.
Пушкин криво усмехается и закрывает глаза, на его лице облегчение - сейчас его мытарства закончатся. Гончарова долго целится, ее рука дрожит. Пушкин открывает глаза.
ГОНЧАРОВА
(удивленно)
Не могу… Странно…
(искренне, слегка со слезой)
Видать… Люблю я тебя… Немножко… Саша Пушкин…
Раздается выстрел - на Пушкина летят кровавые брызги. Гончарова падает ничком рядом с Пушкиным, ее спина разворочена зарядом картечи. В дверях стоит Арина Родионовна с дымящимся обрезом в руках. Пушкин от неожиданности застывает с открытым ртом.
АРИНА РОДИОНОВНА
Вот ведь змеюка подколодная!
(Пушкину)
А я ведь знала, Сашенька! Знала! Вот прямо сердцем чуяла! Нельзя ее к тебе подпускать!
(плюет на Гончарову)
Тьфу! Тварь коварная!
Слова няни приводят Пушкина в чувство.
ПУШКИН
Господи! Няня! Ты… Ты что наделала?
АРИНА РОДИОНОВНА
А что надо - то и наделала!
(крестится)
Прости, Господи!
Арина Родионовна видит разбитые руки Пушкина.
АРИНА РОДИОНОВНА
Ой! Что ж они с тобой сделали, Сашенька! Сейчас! Я сейчас!
Арина Родионовна обрывает занавеску, отрывает полоску ткани и забинтовывает руки Пушкина.
АРИНА РОДИОНОВНА
Сейчас мы потихонечку… Полегонечку…
ПУШКИН
(в прострации, кивает на Гончарову)
Она ведь любила меня.
АРИНА РОДИОНОВНА
Потерпи, Саша! Сейчас легче будет! Вот ироды проклятущие!
Няня бинтует руки и плачет от жалости к Пушкину
ПУШКИН
Не плачь, нянюшка. Чепуха это. До свадьбы заживет.
Арина Родионовна смотрит на забрызганные кровью деньги и лежащие на полу трупы.
АРИНА РОДИОНОВНА
Саша, нам ведь теперь бежать надобно. Куда глаза глядят!
ПУШКИН
Не могу я бежать, няня. Дуэль у меня завтра. Точней, уже сегодня. А это дело чести.
АРИНА РОДИОНОВНА
Господи, Сашенька, ну, какая дуэль! Ты же стрелять не можешь! Давай, заберем деньги и уедем! Выправим подложные бумаги и за границу! А там ищи ветра в поле!
ПУШКИН
Нет, нянюшка, у меня есть план получше. Дуэль обязательно состоится.
85. НАТ. У ЧЕРНОЙ РЕЧКИ - УТРО.
Прекрасное свежее утро. На живописной лужайке у Черной речке стоят участники дуэли - Пушкин и Дантес. Дистанция отмечена воткнутыми в землю саблями. Оба дуэлянта в белых рубашках, на боку у каждого по револьверу в кобуре. Руки Пушкина забинтованы, сквозь повязки проступает кровь. Секунданты: Пушкина - Штакельбекер, Дантеса - Жуковский.
Тут же присутствуют Батюшкин и Арина Родионовна. Невдалеке застенчиво топчется Державин - ждет клиента. Из-за кустов поодаль выглядывают юродивый Коля. Также невдалеке стоят две коляски с кучерами. Арина Родионовна стоит ближе к Дантесу и сверлит его взглядом. Дантес бросает на няню тревожные взгляды.
ЖУКОВСКИЙ
(дуэлянтам)
Господа! Я понимаю, что это формальность, но я должен вас спросить: не желаете ли вы примирения?
ПУШКИН
Нет.
ДАНТЕС
Не желаю.
ЖУКОВСКИЙ
Тогда бросим жребий.
(Штакельбекеру)
У Вас есть монетка?
Штакельбекер роется в карманах. Достает монету.
ШТАКЕЛЬБЕКЕР
Пятиалтынный.
Жуковский берет монету.
ЖУКОВСКИЙ
Итак, господа... Орел - первым стреляет господин Пушкин. Решка - господин Дантес.
Жуковский подбрасывает монету. Монета падает на ладонь.
ЖУКОВСКИЙ
Орел. Вам повезло, господин Пушкин. Начинайте.
Пушкин двумя забинтованными руками кое-как медленно достает револьвер из кобуры. Едва не роняет. Дантес смотрит на это с ухмылкой. Пушкин целится. Револьвер дрожит в его руках. Стреляет. Пуля летит далеко мимо цели и попадает в ворону (или другую птицу) на ветке. Ворона падает на землю.
86. НАТ. УКРЫТИЕ - УТРО.
В укрытии (за кустом, в окопчике, в стогу сена, на дереве и т.п.) удобно устроился Геккерн. Он отлично замаскирован с помощью веток, травы, дерна и прочих подручных средств. В руках у него мегавинтовка с оптическим прицелом. Направлена винтовка в сторону Пушкина. Геккерн видит, как Пушкин сбил ворону и ухмыляется.
87. НАТ. У ЧЕРНОЙ РЕЧКИ - УТРО.
Дуэль продолжается.
ЖУКОВСКИЙ
Теперь Ваш черед, господин Дантес.
Дантес поднимает револьвер и целится.
88. НАТ. УКРЫТИЕ - УТРО.
Геккерн целится в Пушкина. Перекрестье прицела на сердце поэта.
89. НАТ. У ЧЕРНОЙ РЕЧКИ - УТРО.
Дантес замирает с поднятым пистолетом. Все тоже замерли. Дантес с улыбкой отводит руку чуть в сторону - мимо Пушкина и стреляет.
90. НАТ. УКРЫТИЕ - УТРО.
Синхронно с Дантесом стреляет Геккерн.
91. НАТ. У ЧЕРНОЙ РЕЧКИ - УТРО.
Пуля Геккерна попадает Пушкину в сердце. На рубашке расплыватся кровавое пятно. Жуковский и Штакельбекер прислушиваются к необычному двойному звуку выстрела.
ШТАКЕЛЬБЕКЕР
Странный звук.
ЖУКОВСКИЙ
Эхо.
Секунданты переводят взгляд на Пушкина. Тот шатается и падает навзничь.
АРИНА РОДИОНОВНА
(кричит)
Саша!
Арина Родионовна бросается к Пушкину. Подбегает.
АРИНА РОДИОНОВНА
Сашенька!
Пушкин лежит со стеклянными глазами. Арина Родионовна падает ему на грудь.
АРИНА РОДИОНОВНА
(рыдает)
Са-а-а-а-ашенька-а-а-а-а!
Арина Родионовна рыдает на груди у Пушкина. Жуковский молча идет к коляске. Штакельбекер порывается подойти к Пушкину, но Батюшкин его останавливает.
БАТЮШКИН
Не надо. Оставьте ее одну. Александру Сергеичу уже ничем не помочь.
ШТАКЕЛЬБЕКЕР
Вы правы. Вы правы.
БАТЮШКИН
Едемте в город. Выпьем водки.
Штакельбекер подавленно кивает.
92. НАТ. САД - ВЕЧЕР.
Рядом с могилами отца и матери Пушкина свежая могила. Державин трамбует лопатой могильный холмик, поправляет деревянный крест с надписью «Пушкин. Русский пиит». Коля, высунув язык от усердия и громко сопя, втыкает по периметру могилы сорванные цветы. Державин отходит на пару шагов и осматривает могилу.
ДЕРЖАВИН
Ну, вот и славно…
Державин бросает лопату, достает из холщовой сумки краюху хлеба, бутыль с мутным пойлом и две железные кружки. Останавливает Колю.
ДЕРЖАВИН
Все, Колюня… Все… Уже хорошо будет. Давай помянем с тобой Александра Сергеича.
Державин и Коля садятся на землю. Державин ломает краюху пополам, наливает пойла себе и Коле.
ДЕРЖАВИН
(поднимает кружку, обращается к Богу)
Ну… Упокой, Господи, душу раба твоего Александра.
Державин делает глоток, кашляет, на его глазах выступают слезы. Прокашливается, вытирает рот рукавом и закусывает хлебом.
КОЛЯ
(с дурацкой улыбкой, на полной шизе)
Ушел поэт - невольник чести! / Появится в другом он месте!
Коля картинно, надув щеки, выдыхает и лихо опрокидывает кружку.
93. ИНТ. ПАРИЖСКАЯ КВАРТИРА - ДЕНЬ.
Слегка постаревшая Арина Родионовна сидит в уютной гостиной за столом у окна. За окном условный Париж. Доносится гул улицы и условно-парижский шансон. Арина Родионовна читает рукопись и механически рисует на полях картинки в "пушкинском стиле". Это профили мушкетеров, короля, королевы, Ришелье и Миледи. Легко угадываются персонажи "Трех мушкетеров". Арина Родионовна растрогана. Она шмыгает носом и сморкается в изысканный кружевной платок. Высморкавшись, няня нюхает табак и чихает. Звучит голос Пушкина. Они говорят с Ариной Родионовной по-французски.
ПУШКИН
Будь здорова, няня!
Арина Родионовна отрывается от рукописи и видит Пушкина. Пушкин тоже изменился - постарел, растолстел, стал пухлым и "домашним". На нем роскошный халат с кистями. На руках черные перчатки.
АРИНА РОДИОНОВНА
Сашенька! А я твою книжку перечитываю! Вот даже расплакалась. Ну зачем ты Констанцию убил? Неужто нельзя было ее живой оставить? Чтоб у них с Д'Артаньяном все хорошо было? Чтоб они обвенчались? Деток нарожали?
Пушкин садится за стол рядом с няней.
ПУШКИН
(усмехатся)
Нет, няня. Никоим образом нельзя. Если у героя все хорошо, так читать про него неинтересно. Не будет читатель переживать за такого героя. Не будет волноваться - что ж с ним, подлецом, дальше случится. Так что придется нам, няня, Констанцию похоронить.
Няня улыбается шутке Пушкина и смахивает слезу.
АРИНА РОДИОНОВНА
А вообще, Сашенька, ты большой выдумщик. И откуда в тебе берутся такие фантазии?
ПУШКИН
А ты вспомни, няня, наши приключения. У нас с тобой жизнь почище любого романа будет. Помнишь Гончарову? Наталью Николавну. Это же я с нее Миледи срисовал. А помнишь, как я из русского поэта Александра Пушкина превратился в французского писателя Александра Дюма?
АРИНА РОДИОНОВНА
Еще б мне не помнить.
94. ИНТ. "НУМЕРА" - НОЧЬ.
Флешбэк. Номер Геккерна и Дантеса. Вокруг стола расположились: Пушкин (с забинтованными руками), Арина Родионовна (с обрезом), Геккерн и Дантес. На столе лежат деньги Судьи. Геккерн пишет бумаги. Дантес зорко следит за Пушкиным и Ариной Родионовной. Геккерн отрывается от бумаг.
ГЕККЕРН
(Пушкину)
Какое Вы возьмете имя?
ПУШКИН
Имя? Давайте для удобства имя оставим прежним - Александр. А фамилию придумаем какую-нибудь покороче и попроще. Без претензий.
ГЕККЕРН
Знавал я в Льеже одного прекрасного портного. Звали его Доминик Дюма. Вам нравится фамилия Дюма?
ПУШКИН
Вполне.
Геккерн вписывает имя в бумагу. Складывает листы в конверт и запечатывает конверт сургучом, ставит печать перстнем. Подписывает конверт и показывает его Пушкину.
ГЕККЕРН
Итак... Податель сего господин Александр Дюма. Гражданин Франции, который долгое время проживал в России, а теперь решил, наконец, вернуться на родину.
(показывает надписи на конверте)
Я здесь написал имя и адрес. Это надежный человек. Он поможет устроиться Вам на новом месте и сделает все документы. Вплоть до записей в церковных книгах. За деньги, разумеется.
Пушкин берет конверт. Геккерн забирает со стола узел с деньгами.
ГЕККЕРН
Теперь о дуэли. Все должны остаться живы, и ничья честь не должна пострадать.
(Дантесу)
Жорж! Дай кольчугу.
Дантес достает кольчугу из шкафа и кладет на стол.
ГЕККЕРН
(Пушкину)
Наденете кольчугу под рубашку. На кольчугу повесите пузырь с бычьей кровью.
ПУШКИН
(поднимает кольчугу)
Вы уверены, что пуля ее не пробьет?
ДАНТЕС
Уверены.
(усмехается)
Мы проверяли.
ПУШКИН
А если он промахнется и попадет мне в голову?
ГЕККЕРН
Жорж будет стрелять вообще мимо. А я попаду Вам прямо сюда.
Геккерн тычет пальцем Пушкину в грудь.
ГЕККЕРН
(Дантесу)
Жорж, покажи господину Пушкину свою винтовку.
Дантес открывает чемодан с раскладной снайперской винтовкой. Пушкин и няня с интересом смотрят на оружие.
ГЕККЕРН
Из этой винтовки абсолютно невозможно промахнуться.
ПУШКИН
Хорошо, господа. Мы договорились.
Пушкин сдержанно кивает, и они с няней уходят. У дверей Арина Родионовна останавливается и возвращается к Геккерну.
АРИНА РОДИОНОВНА
(Геккерну, вполголоса)
Только имей в виду, я твоего красавца буду на мушке держать. Если ты, не дай Бог, Сашу ранишь, я ему
(кивает на Дантеса)
башку снесу!
95. ИНТ. ПАРИЖСКАЯ КВАРТИРА - ДЕНЬ.
Пушкин смеется.
ПУШКИН
Так вот почему на дуэли Дантес был такой перепуганный! А я думал, он боялся, что я с разбитыми пальцами не смогу точно промахнуться.
Пушкин снимает перчатки - у него металлические протезы, искусно имитирующие руки. Пушкин берет протезом яблоко из вазы и надкусывает.
ПУШКИН
(жует)
Ну что, Арина Родионовна, не пора ли нам начинать новый роман? Крутится у меня в голове один сюжетец - как злые люди оклеветали и посадили в тюрьму одного приличного человека. А тюрьма была на крошечном острове. И оттуда было невозможно сбежать...
АРИНА РОДИОНОВНА
Но он сбежал?
ПУШКИН
Конечно, сбежал. И красиво отомстил своим обидчикам.
АРИНА РОДИОНОВНА
Ну а закончилось-то все хорошо?
ПУШКИН
Ну... Как тебе сказать, няня... Более менее хорошо.
АРИНА РОДИОНОВНА
Ох, Сашка! Ох, Сашка! Опять страсти понапридумывал!
ПУШКИН
(смеется)
Уж-ж-жасные страсти!
Пушкин дает няне чистый лист.
ПУШКИН
Пиши заглавный лист, Арина Родионовна.
Няня обмакивает перо в чернила.
ПУШКИН
"Граф Монте-Кристо".
Камера вылетает в окно и показывает "Пушкинский Париж". На улице сидит безногий инвалид наполеоновских войн, он играет на шарманке и поет песню из репертуара Эдит Пиаф "Non, je ne regrette rien". Под эту песню камера "летит" дальше.
Идут финальные титры.

Оценить сценарий:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
Общая оценка: 6.8
Выберите #хэштеги для этого сценария:
#актуально #банально #бездарно #браво #грамотно #дешёвка #динамично #до слез #дочитал #зачем это? #и всё? #и что? #интересно #куда катишься? #куда краснеть? #куда рыгать? #молодец #неинтересно #необычно #неплохо #непонятно #нудно #одни ошибки #понравилось #поучительно #пошло #предсказуемо #разочарование #сопливо #старьё #талант #улыбнуло #умница #экранизируй! #это уж слишком
Загрузка комментариев...